decor
Следите за нашими новостями

Новости культуры

СМИ о нас

Подписка на новости

Я хочу получать интересные материалы

Потвердите подписку перейдя по ссылке в письме.
Произошла ошибка. Попробуйте еще раз.
Читать онлайн Читать онлайн

"Монументальность и примитивность в духе Уччелло..."

12.04.2019

Большое собрание изящных искусств ASG является обладателем уникального исторического полотна французского живописца Жозефа Альфреда Белле дю Пуаза (1823-1883). Раскрытие сюжета картины и атрибуция главного персонажа – идеолога Реформации Мартина Лютера (1483-1546) – стало сенсацией не только для Международного института антиквариата. Интервью со специалистом по изобразительному искусству Франции XIX-XX веков Жаком Буффе открывает для читателей доселе мало известного художника, чьи работы находятся в основном в частных коллекциях.

Буффе420
Жак Буффе, французский искусствовед,
специалист по искусству Франции XIX-XX веков,
хранитель музея Сент-Этьена

–Месье Буффе, какое учебное заведение Вы окончили? Что в целом представляет собой система художественного образования во Франции?

–Я изучал современную литературу в университете Сент-Этьена. При этом в годы учебы я много занимался модерном и современным искусством, которые не преподавали в университете. Многому я обучался сам, а также под руководством Мориса Аллемана – хранителя музея Сент-Этьена.
С тех пор преподавание истории искусств в университетах значительно изменилось, особенно после 1981 года. Обучение в школах искусств также существенно трансформировалось, стало куда более глубоким и профессиональным. Модернизация музеев, их открытость для разных видов работ и проектов, повышенное внимание к привлечению аудитории – все это разрушило элитарный образ музеев. Создание в каждом регионе Франции Национальных фондов современного искусства и художественных центров, в свою очередь, дало больше возможностей для свободы творчества. Конечно, ещё многое предстоит сделать, но уже сегодня мы имеем реальную институциональную систему, способную продвигать пластическую культуру в самые широкие слои населения.

–Какие детские впечатления сложились у Вас о музее после его первого посещения и что это был за музей?

–Первый музей, который я посетил, находится в моем родном городе – Сент-Этьене. Морис Аллеман – хранитель этого музея с 1947 года – был одним из пионеров художественной децентрализации во Франции и одним из первых, кто открыл музей, в котором отвечал за современное искусство. Во время моего первого посещения музея я познакомился с искусством XX века. У меня сохранились очень яркие воспоминания о картинах Пикассо, Северини, Купки... В этот день я испытал ощущение шока от контакта с картинами, которые я раньше не видел. Эти полотна не просто задали мне множество загадок, но и простимулировали к их решению. Их влияние на подростка, коим я тогда являлся, было очень сильным, и я почувствовал восторг от осознания трансгрессии, заключённой в этих картинах.

Модерн421
Фасад Музея Модерна и современного искусства Сент-Этьена Метрополь
Архитектор Дидье Гишар (фотография Ива Брессона)

–Вы много занимаетесь искусством Франции XIX века. Когда Вы осознали свое пристрастие именно к этому периоду, с чем это связано, как Вы думаете?

–Ещё раньше, чем XIX веком, я заинтересовался изучением искусства ХХ столетия. С самого начала ХХ век был для меня тем периодом радикальных изменений и трансформаций в западном искусстве, которых не было в нем со времён Ренессанса. Я родился в 1948 году, но вопросы, поднятые художниками в начале века, казались мне по-прежнему актуальными. Ещё больше я хотел взаимодействовать с художниками, которые были моими современниками. Мне хотелось сопровождать их творчество своими научными исследованиями, чтобы максимально помочь им в популяризации своих работ. Я чувствовал необходимость быть самим собой, актером истории искусств, а не просто аналитиком. Это и было смыслом акции, которую мы провели вместе с моим коллегой Бернаром Сиссоном в Музее искусств и промышленности, а с 1987 года в только что открытом Музее современного искусства Сент-Этьена.

Ноланд422
Зал Музея Модерна и современного искусства Сент-Этьена Метрополь
Минималистическое искусство
Работы Морриса, Стеллы, Келли, Ноланда (фотография Ива Брессона)

Моррис423
Зал Музея Модерна и современного искусства Сент-Этьена Метрополь
Минималистическое искусство
Работы Морриса, Стеллы, Келли (фотография Ива Брессона)

Пажес424
Зал Музея Модерна и современного искусства Сент-Этьена Метрополь
Выставка Supports/Surfaces, 1992 год
Работы Пажеса, Бюлеса, Виаллата (фотография Ива Брессона)

Гранд425
Зал Музея Модерна и современного искусства Сент-Этьена Метрополь
Выставка Supports/Surfaces, 1992 год
Работы Гранда, Пажеса, Долла, Пансема (фотография Ива Брессона)

–Расскажите о самых интересных проектах, которыми Вы сейчас занимаетесь и планах на будущее?

–На данный момент я на пенсии уже более 10 лет. Я никогда не переставал заниматься современным искусством, но в последнее время меня больше интересует XIX столетие и, в частности, художники Лиона и Сент-Этьена. В 2016 году я опубликовал энциклопедию с данными о художниках XIX века из Сент-Этьена и Фореза. Многие из них, на мой взгляд, очень интересны, и их работы заслуживают того, чтобы их знали и оценили по достоинству. Я сейчас много занимаюсь изучением работ одной из важнейших фигур французского символизма Александра Сеона. Несмотря на то, что этот художник родился недалеко от Сент-Этьена, работал он, в основном, в Париже. В настоящее время я заканчиваю каталог его работ с рассуждениями о картинах. Работа получилась выигрышной благодаря большой ретроспективе его произведений и публикации полного и документированного каталога-книги. То же самое мы проделали, организовывая экспозицию работ Белле дю Пуаза, открыв первую ретроспективную выставку этого художника в своём родном городе.

Сирена426
Александр Сеон
Сирена (1894 г.)
Холст, масло, 75,5×49 см
Музей Модерна и современного искусства
Сент-Этьена Метрополь (фотография Ива Брессона)

Дом427
Александр Сеон
Возвращение домой (1912 г.)
Холст, масло, 92,5×140,5 см
Музей Модерна и современного искусства Сент-Этьена Метрополь
Фотография Ива Брессона

–Франция – страна художественных традиций высочайшего уровня, наблюдается ли сегодня большой интерес в обществе к изобразительному искусству, есть собиратели и ценители?

–Развитие художественного образования во Франции заметно прогрессировало. Общественность лучше образована, но часто реагирует лишь на крупные мероприятия, освещённые СМИ и организованные несколькими ведущими институтами Парижа. Франция всегда была высоко централизованной страной и существует значительный разрыв между ресурсами, вложенными в престижные парижские проекты и предназначенными для регионов. Однако такие учреждения как Центр Помпиду и Лувр за последние годы создали свои филиалы в провинциях. Музеи крупных городов Франции преобразовываются и работают над привлечением аудитории. Я не знаю, увеличила ли эта политика число частных коллекционеров, которых, по моему мнению, довольно мало с точки зрения величины населения Франции. Новым является появление больших коллекций, формируемых корпорациями или состоятельными инвесторами, которые вкладывают значительные средства в изобразительное искусство. Вместо того, чтобы передавать свои коллекции государственным музеям, они организовывают свои собственные. Эти музеи открывают в зданиях, являющихся «жемчужинами» мировой архитектуры, которые, по мнению некоторых, превращаются тем самым в мавзолеи.

–Крупные частные коллекции могут быть выставлены для всеобщего обозрения, владельцы картин участвуют в выставках или предпочитают наслаждаться произведениями в одиночку?

–Эти большие коллекции функционируют как музеи (Pinaud, Arnaud в Париже, фонд Luma в Арле) и, как правило, имеют двойную миссию: организация временных экспозиций, а также выставок, на основе собственных собраний. Коллекционеры Франции – крупные и не очень – открыты для сотрудничества с музеями. Они охотно принимают участие в выставках, организованных музеями, и в подавляющем большинстве случаев делают это бесплатно. В последние годы одним из главных препятствий на пути предоставления коллекционерами картин для демонстрации в музеях стало экспоненциональное увеличение количества выставок, побуждающее владельцев работ проявлять осторожность и избирательно передавать свои экспонаты галереям.

–Как Вы оцениваете коллекции западноевропейских мастеров в российских музеях?

–Признаюсь, я никогда не был в России! Моя специализация на модерне и современном искусстве вынуждает меня чаще посещать США, Германию, Италию и другие главные художественные центры Западной Европы. Доказательство этому – художественное собрание Сент-Этьена – одного из первых во Франции музеев модерна и современного искусства. Тем не менее я никогда не игнорировал русское искусство. Меня интересует русский авангард начала ХХ века, а также новый авангард 1990-х годов. Мы, например, организовывали выставку под названием "От революции до перестройки", где показали уникальное собрание русского искусства немецкого коллекционера Петера Людвига (1925 – 1996). Также мы открывали персональные выставки и приобретали работы современных художников, в частности, Дмитрия Пригова (1940 – 2007). Конечно, я неоднократно видел репродукции картин из российских музеев. Ваши коллекции, как известно, являются одними из лучших в мире, особенно в плане собраний французской живописи. Репутация московских и петербургских коллекций в этой области огромна. Недавняя выставка шедевров из коллекции Щукина подействовала на французских зрителей как откровение. Посетители были удивлены уровнем и масштабом этой коллекции. Многие прежде не знали ее историю. Сегодня, как и прежде, любители французского искусства едут в Россию, чтобы увидеть импрессионистов, Матисса и Пикассо, живопись и декоративно-прикладное искусство XVIII века.

Гласность428
Дмитрий Пригов
Двойная гласность (1988 г.)
Музей Модерна и современного искусства Сент-Этьена Метрополь
Фотография Ива Брессона

–Помимо столичных музеев, прекрасными образцами западноевропейского искусства обладают и провинциальные музеи России.

–Как вы уже поняли, у меня нет систематизированных знаний о коллекциях, хранящихся в крупных городах России. Ещё меньше я знаком с провинциальными коллекциями. Я планирую посетить Россию через несколько месяцев, и я уверен, что помимо «обязательной» программы, мне, как историку французского искусства, предстоит сделать немало открытий, особенно в области русской живописи конца XIX – начала ХХ веков.

–В прошлом и нынешнем году художественный мир потрясали сенсации – найдены не известный до того Рембрандт, Караваджо, сейчас Сотбис снял множество лотов, опасаясь подделки… как Вы считаете, насколько сегодня вероятно обнаружение неизвестных шедевров гениев прошлого?

–Художественное наследие таких стран как Италия и Франция весьма значительно. Я убеждён, что определенное количество утраченных шедевров все ещё укрыто на чердаках старых домов, в монастырях и аббатствах по всей Франции, или до сих пор висит на стенах старинных владений, которые редко посещают. Так несколько месяцев назад в одном из частных домов провинции был обнаружен шедевр братьев Ленен.
Это же верно и в отношении произведений искусства коренных народов Африки. Франция – бывшая колонизаторская держава. Здесь с начала XIX века зарегистрировано большое количество предметов искусства, которые принадлежали колонизаторам или военным, служившим в Африке. Мы каждый год заново открываем все новые и новые сокровища, например, фигурное навершие реликвария для останков предков народности кота, которое с конца XIX или начала ХХ веков, хранилось в семье французского чиновника в Габоне. Недавно оно было продано на аукционе.

–Приглашают ли Вас для экспертизы и оценки аукционных лотов?

–В течение долгого времени я работал хранителем музея и не мог выполнять какую-либо экспертную работу для частных лиц или аукционных домов, поскольку законы Франции это запрещают. После выхода на пенсию я стал консультантом аукционных торгов. В частности, я подготовил аукционную распродажу работ из мастерской художника румынского происхождения Матьё Росиану (1897-1969). Он активно работал в 1920-1930-е годы и принимал участие в парижских манифестациях Ассоциации художников и революционных поэтов. Этот живописец был полностью забыт и на сегодняшний день, оказалось просто необходимым провести исследование, чтобы восстановить хронологию его жизни и проанализировать его работы, не заслуживающие забвения. Потребовалось четыре продажи на протяжении пяти лет, и фонд работ Росиану был распродан. Помимо этого, моя давняя страсть к первобытному искусству, в особенности коренных народов Африки, позволила мне также привлекаться к аукционным продажам данного направления.

–Согласны ли Вы с тем, что компетентность экспертов аукционных домов и искусствоведов в музеях различается по уровню?

–Во французском законодательстве очень остро стоит вопрос о частных и общественных сферах деятельности, сложно найти компромисс между ними. Отсюда трудности в работе музейных сотрудников из государственных музеев и независимых аукционных экспертов. В нашей стране статус эксперта довольно туманен и в некоторых случаях близок к дилетантизму. Тем не менее, я думаю, что эксперты, работающие на наиболее авторитетные аукционные дома, в целом, являются прекрасными специалистами, нанятыми в интересах их работодателей и выбранными среди лучших профессионалов в своих областях.

–Какой период, страна или имя художника для Вас являются любимыми?

–Мои предпочтения очень разнообразны, обширны и даже эклектичны! Но если мне нужно выделить только один или два периода в истории искусств, то я остановлюсь, прежде всего, на европейском искусстве межвоенного периода. Я считаю это время особенно волнительным, поскольку на первый план выходят вопросы взаимодействия художника и общественности, темы социальной борьбы, отраженные в творчестве. Меня занимает этот момент тем, что живописцы ставят под сомнение нужность художественных произведений в условиях, когда политическая обстановка в мире и предчувствие Второй мировой войны становятся все более и более острыми.
Другой моей страстью являются современные формы искусства, пик развития которых совпал с моим двадцатилетием: искусство американского минимализма, художники творческих объединений «Supports/Surfaces» во Франции и «l'Arte Povera» в Италии. Мне нравится их радикальность, актуальность их вопросов о статусе произведений искусства, их аналитический, а подчас и критический, взгляд на художественные практики и достижения "классического" искусства. Для меня такие художники, как Дональд Джадд (1928-1994) и Роберт Моррис (1931-2018) являются Пуссеном и Давидом своего времени.

–Знакомы ли Вы с коллекциями Большого собрания изящных искусств ASG? Как оцениваете собрание старых мастеров?

–Я знаю ваше собрание только благодаря хорошо разработанному сайту, который вы создали. Я нахожу ваши коллекции интересными, поскольку в условиях, когда приобретение шедевров великих мастеров стало для большинства музеев практически невозможным, они дают шанс зрителям увидеть и отметить для себя многих малоизвестных художников, которых мы не замечаем в именитых собраниях. Ко многим картинам стоит присмотреться, и они раскроются по-новому. Ваше собрание даёт очень точную картину истории европейского искусства и, возможно, даже, более полную, чем, подчас чрезмерно избирательные коллекции больших международных институтов. И это правильный подход к работе. Он просто необходим, ведь без него сложно расставить все по своим местам, и оценить реальный вклад великих мастеров в историю искусств.

–Занимаетесь ли Вы атрибуцией произведений искусства? Сколько у Вас уже атрибуций?

–Как специалист по модерну и современному искусству я редко имел возможность атрибутировать произведения искусства. Данные периоды, за редким исключением, не побуждают к такому роду деятельности. Тем не менее, в музее Сент-Этьена, где хранятся коллекции живописи старых мастеров и художников XIX века, мне довелось переатрибутировать картину Тодескини (1664-1736), которая ранее приписывалась одному из братьев Ленен. Также я атрибутировал «Назарея» – прекрасный рисунок немецкого художника Филиппа Фейта (1793-1887), ошибочно считавшийся работой француза Габриэля Тира (1817-1868), и ещё несколько атрибуций.

–Как Вы заинтересовались творчеством французского живописца XIX века Жозефа Альфреда Белле дю Пуаза (1823-1883)? В России имя этого живописца малоизвестно. Расскажите о его творчестве и Ваших научных публикациях о нем.

–Конечно, я знал, что работы Белле дю Пуаза выставлены в музеях моего региона, но я никогда не думал, что возьмусь столь основательно за изучение творчества этого живописца. В 2012 году во время телефонного разговора с директором музея Бургуэн-Жальё (в этом городе родился художник) Брижит Риборо, мне поступило предложение стать куратором ретроспективной выставки Белле дю Пуаза. Я согласился и работал с огромным интересом, узнавая все больше и больше об этом художнике, чьи работы довольно сложно классифицировать. Именно поэтому я использовал разные подходы к изучению его живописи. Затруднило исследование и то, что большая часть полотен находится в частных собраниях, и они не выставлялись нигде с XIX века. Долгий исследовательский процесс позволил нам осуществить этот проект и представить его публике в 2014 году. Благодаря этой выставке зрители узнали малоизвестного художника, а я опубликовал важный каталог, который по сей день является единственной публикацией, посвящённой работам Белле дю Пуаза.

Скульптор429
Жозеф Альфред Белле дю Пуаза
Молодой скульптор в мастерской (1865 г.)
Пастель, 112,5x88,5 см
Музей Бургуэн-Жальё
Фотография Мелани Фагар

Обложка430
Обложка каталога работ Жозефа Альфреда Белле дю Пуаза
Автор каталога Жак Буффе

–Насколько популярно искусство Белле дю Пуаза во Франции сегодня? В каких музеях находятся его картины?

–Работы Белле дю Пуаза остаются малоизвестными во Франции. В музее Орсе, который в нашей стране является эталонным собранием искусства XIX века, нет ни одной картины художника. Зато он хорошо представлен в публичных коллекциях нашего региона, где часто можно увидеть по несколько его композиций. В галереях Лиона, Сент-Этьена, Гренобля, Бурк-ан-Бреса, Дижона экспонируются лучшие произведения Белле дю Пуаза. Музей Бургуэн-Жальё взял на себя обязательство собрать как можно более полный фонд его работ. Этот фонд, который пополняется почти каждый год, включает в себя ряд больших композиций, а также интересую серию из нескольких десятков этюдов, написанных маслом.

Муза431
Жозеф Альфред Белле дю Пуаза
Муза и поэт (1869 г.)
Холст, масло, 178,5x129 см
Музей Модерна и современного искусства Сент-Этьена Метрополь
Фотография Ива Брессона

Скалы432
Жозеф Альфред Белле дю Пуаза
Скалы на море возле Марселя
Холст, масло, 15x23 см
Музей Бургуэн-Жальё
Фотография Мелани Фагар

Вид433
Жозеф Альфред Белле дю Пуаза
Вид на порт Марселя
Холст, масло, 15x23 см
Музей Бургуэн-Жальё
Фотография Мелани Фагар

–Творчество Белле дю Пуаза принято делить на два периода – романтический и импрессионистический. Какой период творчества этого художника Вам более близок?

–На этот вопрос всегда сложно ответить, когда ты так долго занимаешься изучением творчества какого-то конкретного мастера. Как я уже говорил, работы Белле дю Пуаза сложно классифицировать. Ранний этап творчества художника характеризуется влиянием позднего романтизма, в частности, живописи Делакруа и стиля «трубадур». Из этого периода я больше всего люблю великолепную картину из лионского музея «Пленённые евреи», написанную в 1864 году. Эта работа поражает своей страстью, невероятно интенсивным и богатым хроматизмом. В 1870-е годы художник отходит от академических традиций. Он начинает изучать ландшафтную живопись, штудирует пейзажи, наблюдает и воспроизводит на холсте световые и атмосферные явления, что сближает его с импрессионистами, многих из которых он знал лично. Однако его живописная манера остаётся тяжеловесной и весьма далекой от той деликатности и тонкости, которая свойственна художникам импрессионистам. Это у Эдуарда Мане он перенял особую манеру пейзажной живописи, а с ней и стремление сохранить весомость, плотность и материальность, которые затем растворятся в ярком мерцании картин импрессионистов. С этой точки зрения, его «Мол в Трувиль-сюр-Мер» можно рассматривать как образчик успеха данного периода. Но мне также нравятся и его ночные пейзажи, которые, как я думаю, синтезируют два этапа творчества Белле дю Пуаза. Эти ночные видения объединяет тщательное воспроизведение световых эффектов с таинственностью, столь свойственной живописи эпохи романтизма.

Евреи434
Жозеф Альфред Белле дю Пуаза
Пленённые евреи (1864 г.)
Холст, масло, 210x350 см
Музей изобразительных искусств, Лион
Фотография Алана Бассе

Мол435
Жозеф Альфред Белле дю Пуаза
Мол в Трувиль-сюр-Мер (ок. 1876 г.)
Холст, масло, 71×118 см
Музей Бургуэн-Жальё
Фотография Мелани Фагар

–Полотно «Мартин Лютер и рыцари Фридриха Саксонского 4 мая 1521 года» из Большого собрания изящных искусств ASG имеет подпись Белле дю Пуаза и дату создания: «1867». Оно была куплено на аукционе «Jean Chenu - Antoine Bérard - François Péron» в 2013 году без подрамника и долгое время хранилось в виде рулона. Устроители аукциона не стали разворачивать полотно во время торгов, поскольку опасались осыпей красочного слоя. Было объявлено лишь имя Белле дю Пуаза и озвучена высокая художественно-историческая значимость произведения. Какую оценку Вы можете дать этой картине?

–Работа Белле дю Пуаза с изображением Мартина Лютера исчезла на долгое время и вновь появилась на аукционе в 2013 году. Однако она была в слишком плохом состоянии, чтобы можно было включить ее в экспозицию выставки. Комиссар-призёр аукциона неправильно интерпретировал данную картину во время торгов. Ее композиция аскетична, а сюжет довольно труден и кажется неподходящим для частной коллекции. Есть у полотна и другие недостатки с точки зрения антикварного рынка: его сохранность (ниже среднего), большие размеры, которые делают данную работу музейной (сложно себе представить, как и где бы она смогла разместиться у частного коллекционера), протестантский сюжет, темный колорит. Все эти перечисленные качества обычно не привлекают коллекционеров и любителей искусства.
Я нахожу очень смелым, что вы приобрели эту работу. Она сложна и, на первый взгляд, непривлекательна. Но от себя могу добавить, что мне нравится эта картина своей примитивностью (примитивность в духе Уччелло), монументальностью, близостью к средневековым шпалерам.

3588
Жозеф Альфред Белле дю Пуаза
Мартин Лютер и рыцари Фридриха Саксонского 26 мая 1521 года (1867 г.)
Холст, масло, 273×360 см
БСИИ ASG, инв.№04-3588

Если вы спросите меня о рыночной стоимости этого произведения, то я затруднюсь с ответом. Несомненно, наша выставка привлекла большое внимание к живописи Белле дю Пуаза, его работы стали пользоваться спросом на арт-рынке. В настоящее время на продажу выставлено немало его работ, например, замечательная ночная сцена в порту 1870-х годов, принадлежащая лионскому галеристу и оценивающаяся в сумму, превышающую 100 000 евро!

Свет436
Жозеф Альфред Белле дю Пуаза
Лунный свет (порт Антверпена?)
1875-1880 годы
Холст, масло, 115×147 см
Частное собрание (Coll. Dominique et Noël Sénéclauze)
Фотография Мелани Фагар

–Как Вы думаете, был ли заказчик у данного произведения и с чем связан выбор протестантского сюжета? Ведь насколько нам известно, картина написана в Лионе – традиционно христианско-католическом центре Франции, где противостояние между католиками и гугенотами длилось со времен Варфоломеевской ночи.

–Многое ещё предстоит узнать об истории создания этой картины. Как я считаю, ничто не говорит о том, что у неё был заказчик. Когда в 1904 году в рамках ретроспективной выставки художников Лиона было представлено несколько работ Белле дю Пуаза, настоящее название композиции из вашего собрания уже было забыто и Мартин Лютер в нем не упоминался. В то время полотно принадлежало господину Барде из Лиона.
По моему мнению, эта картина была написана в 1867 году для Парижского Салона. Интересно отметить, что Белле дю Пуаза, – регулярный участник всех Салонов, – в этот год не фигурировал среди экспонентов. Возможно, картина не была закончена в срок. Наиболее вероятна версия об отказе жюри от этой работы из-за её нетрадиционности в рамках салонной живописи. Но это только гипотеза, которую предстоит проверить.
Что касается обращения сюжета к истории реформаторской церкви в контексте распространённого в Лионе католицизма, то не следует искать здесь какой-то особой религиозной подоплёки или относить Белле дю Пуаза к той группе лионских художников, куда входили Жан Ипполит Фландрен (1809-1864), Виктор Орсель (1795-1850) и Луи Жанмо (1814-1892). Их композиции проникнуты религиозным чувством и прославляют ценности католической веры. Белле дю Пуаза также был католиком, но он не был религиозным художником. В его творчестве нет места мистицизму, но есть момент сомнения, ведь он обращается к теме кризиса католической веры. Художник волнуем этим кризисом, подорвавшим догмы католической церкви. Он неоднократно касался тем глубоких волнений всего христианского мира и «проиллюстрировал» их большими полотнами, в частности, к ним можно отнести работу, изображающую восстание гуситов в XV веке. В цикл таких работ входит и ваш «Мартин Лютер».

–Скажите, какое место сегодня, на Ваш взгляд, этот художник занимает в истории западноевропейского искусства и какие картины в его творчестве можно назвать знаковыми?

–Творчество Белле дю Пуаза иллюстрирует переход от романтизма к натурализму, из которого позднее произойдёт импрессионизм. Оно выявляет всю напряженность, противоречия и проблемы в искусстве того времени, которые иногда сложно понять и принять художнику. Именно отсюда и возникает в искусстве мастера эта траектория неуверенности, противостоящая его темпераментной и свободной живописи. Но именно эта двойственность делает Белле дю Пуаза интересным живописцем, гораздо более интересным чем те, кто на протяжении всей своей карьеры ограничивают себя перефразированием заученных формул и использованием одних и тех же находок.
Говоря о картинах, которые бы я назвал знаковыми, некоторые из них я уже упомянул в ходе интервью. Я бы добавил очень сильную композицию «Три цыгана» и полную ей противоположность – изображение изящной женщины в театральной ложе, которое хранится в Сент-Этьене, благодаря чему я имею возможность часто восхищаться им.

Веер437
Жозеф Альфред Белле дю Пуаза
Женщина с веером (1875-1880 гг.)
Холст, масло, 42,5x33,5 см
Музей Модерна и современного искусства Сент-Этьена Метрополь
Фотография Ива Брессона



Алина БУЛГАКОВА

Поделиться: