decor
Следите за нашими новостями

Новости культуры

СМИ о нас

Подписка на новости

Я хочу получать интересные материалы

Потвердите подписку перейдя по ссылке в письме.
Произошла ошибка. Попробуйте еще раз.
Читать онлайн Читать онлайн

«ASG формирует новую культуру общения с объектами культурного наследия»

28.12.2015

19 декабря 2015 года в усадьбе Аигиных состоялся «круглый стол» по обсуждению перспектив создания на базе русских усадеб рекреационно-туристских кластеров, в котором приняли участие видные усадьбоведы и историки архитектуры – доктор искусствоведения Мария Нащокина и историк Дмитрий Ойнас.

Русская усадьба – это Россия в миниатюре
«Русская усадьба – это Россия в миниатюре» – утверждает известный усадьбовед, доктор искусствоведения Мария Нащокина (в центре). Поэтому каждая усадьба, даже самая скромная, требует тщательного изучения и должна быть сохранена для потомков

Принцип открытости и информационного партнерства при возрождении объектов культурного наследия, апробированный ИГК ASG при восстановлении исторического центра Казани, продолжается и в Подмосковье. Усадьбу Аигиных за неполные два года реставрации неоднократно посещали члены «Общества изучения русской усадьбы» и фонда «Возрождение русской усадьбы», представители Архнадзора, краеведы, журналисты…

Теперь для усадьбы настал новый период, закончены реставрационные работы в главном усадебном доме и флигеле, конюшне, восстановлены исторические интерьеры, продолжаются работы по благоустройству территории и парка. Как будет развиваться усадьба в формате туристско-рекреационного кластера, обсуждали Мария НАЩОКИНА – крупнейший в стране специалист по русской усадебной культуре, историк архитектуры, автор множества книг по архитектуре модерна, русским усадьбам Серебряного века, Дмитрий ОЙНАС – историк,ландшафтный архитектор, Вице-президент Национального фонда «Возрождение русской усадьбы», Елизавета УСТИНОВА – историк архитектуры, Елена САВЕЛЬЕВА – краевед, Альбина ХАЙРУЛЛИНА – архитектор-реставратор, организатор реставрационных работ в усадьбе Аигиных, Глафира ГАВРИЛОВА, юрист, представитель некоммерческого партнёрства «Единая система возрождения русских усадеб», Светлана БОРОДИНА – главный редактор журнала «Мир искусств» и др.

Архитектор-реставратор Альбина Хайруллина
Архитектор-реставратор Альбина Хайруллина демонстрирует экскурсантам, в каком состоянии мебель попадает в реставрационные мастерские Международного института антиквариата, чтобы затем составить интерьер шедевров мебельного искусства

Мебель, произведения изобразительного и декоративно-прикладного искусства
Мебель, произведения изобразительного и декоративно-прикладного искусства реставрируются в мастерских Международного института антиквариата

Историк архитектуры Елизавета Устинова и Мария Нащокина
Историка архитектуры Елизавету Устинову и Марию Нащокину радует, что число усадеб, возрождаемых ASG, увеличивается – компания гарантирует им не только восстановление, но и развитие

Михаил Ахметьев
Михаил Ахметьев бережно хранит документы, рассказывающие о семье Аигиных-Буравцовых

Во время экскурсии
Во время экскурсии архитектор Альбина Хайруллина обращала внимание гостей на элементы интерьера, которые являются подлинными – паркетный пол во флигеле сохранился со времени владельцев усадьбы, его реставрировали в реставрационных мастерских МИА

Мария Нащокина и Елизавета Устинова
Мария Нащокина и Елизавета Устинова уверены, что усадьба Аигиных станет популярным объектом туризма: близость к Москве, сохраненный усадебный комплекс и соседств исторических объектов – Троице-Сергиевой лавры, храма в Могильцах, усадьбы в Мураново

Интерьер усадьбы Аигиных в стиле ампира
Интерьер усадьбы Аигиных в стиле ампира

Усадьбовед Мария Нащокина и редактор журнала «Мир искусств» Светлана Бородина
Усадьбовед Мария Нащокина и редактор журнала «Мир искусств» Светлана Бородина – информационное сопровождение процесса восстановления объектов культурного наследия не менее важно, чем реставрация

После экскурсии по усадебному комплексу, которую провела архитектор-реставратор Альбина Хайруллина, состоялось обсуждение перспектив развития русской усадьбы как туристско-рекреационного кластера. Своими впечатлениями от увиденного в Талицах поделилась историк архитектуры Елизавета Устинова:

– Усадьба Аигиных – это не просто объект культурного наследия, который восстановлен, усадьба теперь будет жить и развиваться. Организаторы вкладывают много сил в то, чтобы была инфраструктура, соответствующая объекту туристского назначения. Я уверена, что усадьба Аигиных вызовет активный интерес. Она находится недалеко от Москвы, сюда будет приезжать много людей на выходные вместе с детьми. Здесь можно разнообразно проводить время всей семьей, поскольку и сама усадьба, и объекты, находящиеся поблизости, например, храм в Могильцах, с которым у Аигиных были тесные связи, интересны и своей архитектурой, и историей.

М.Нащокина: После изменения границ Москвы Институт Генплана провел работы по выявлению объектов культурного наследия, находящихся на присоединенной территории. Всего поставлено на учет около 300 объектов, первый из которых – усадьба Гусева полоса – будет отреставрирован ASG. Что можно сказать на сегодняшний день об усадьбе Аигиных? Усадьба за минувший год зажила новой жизнью, конечно, большое впечатление производят реставрационные работы хозяйственных построек. Если в прошлом году нам показали только дом, то теперь у вас есть огромные экспозиционные площади, самые различные выставки можно организовывать на этих пространствах.

Производит впечатление сама программа и ее реализация. Я всегда обращаю внимание на ваши планшеты, их число растет, а значит, увеличивается число усадеб, которые восстанавливает ваша компания. Тем более, что среди них появились совершенно замечательные усадьбы, например, Ляхово, которое нас – Общество изучения русской усадьбы – очень беспокоило, а усадьба замечательная, там сохранился усадебный дух.Тарасково, Васино… Васино замечательно и само по себе, плюс оно находится рядом с Мелихово, где бывает много народу, проводятся чеховские фестивали, усадьба способна привлечь туристский поток как образец уникальной деревянной архитектуры и как гостиница с историческим интерьером. Хочется увидеть Спасское – усадьбу с большой историей, множество литературных памятников включает воспоминания о ней, это вполне самодостаточная усадьба, способная стать центром кластера.

Меня поразило, что кластеры ASG уже существуют, они превратились в чертежи, у них определены границы, в их территорию включены точки притяжения туристского потока – областные и федеральные памятники. В ноябре 2014 года мы их только обсуждали…

С. Бородина:а в декабре мы разработали и опубликовали в «Мире искусств» концепцию туристско-рекреационного мегакластера «Усадьбы Подмосковья». Наш учредитель – Алексей Владимирович Сёмин – с какой скоростью думает, с такой и действует.

М. Нащокина: Это замечательно, так и надо. Кластеры дают возможность как-то по-новому использовать богатейший туристический потенциал Подмосковья. Он и сейчас востребован, только это имеет какие-то дикие формы. Из-за того, что у нас объекты культурного наследия находятся в жутком состоянии, народ привык знакомиться с руинами, где можно полазить, отковырять что-то на память. Сейчас благодаря усилиям компании ASG сложится новая традиция, известная нам только по Западу, где можно поездить по замкам, пожить в них. Если все это воплотится, я бы очень хотела, чтобы это случилось при нашей жизни, чтобы можно было поездить по усадьбам и посмотреть.

Пока у нас есть только одна усадьба, и мы ее уже нежно полюбили, но вопросы по туристскому кластеру уже возникают. Но пока усадьба одна, они не являются острыми. Какие вопросы? В первую очередь, вопросы аутентичности. Альбина (Альбина Хайруллина, организатор реставрационных работ – ред.) очень хорошо вела экскурсию и точно указала все сохранившееся. Поэтому, говоря об аутентичности, я не имею в виду усадьбу Аигиных: это усадьба поздняя, хорошо сохранившаяся, ей в общем-то повезло. Но в будущем в кластер попадут и такие усадьбы, как Ольгово Салтыковых, Николо-Прозоровское… Весь Дмитровский музей – это по сути предметный мир Ольгово, мебель, картины, библиотека… Утрата этой усадьбы весьма болезненна, осталась только нераспроданная территория, что-то уже, правда, ушло, но основная территория в собственности у Дерипаско, который ничего не делает, в отличие от компании ASG.

Включение Ольгово в кластер, а вы включили ее в свой кластер, уже позволяет надеяться, что когда-нибудь мы увидим ее отреставрированной. Все обмеры этой усадьбы существуют, я помню ее колонный портик, который нам показывали во время экскурсии по Дмитровскому району, он давно упал, сегодня там уже ничего нет, но все это можно привести в порядок. Вот в таких усадьбах имело бы смысл делать акцент на подлинности. Здесь можно разместитьфранцузскую мебель Ренессанса, там она могла быть. Но вот в Ольгово как раз было много русской мебели. В Дмитровском районе было много сел, которые специализировались на производстве мебели – одном из коренных ремесел Московской губернии. Мастерские часто выполняли мебель по образцам, им стульчик выдадут, а они сделают дюжину, то же по рисункам, по французским увражам. Русская мебель тоже очень хорошая, она рукотворная, наша.

Но это я говорю о будущем, но пока все, что сделано, оно поражает. Это единственная усадьба, являющая собой комплекс. В этом смысле компания ASG не имеет конкурентов, поскольку даже те, кто пытались брать в аренду усадьбы и что-то с ними делать, у них мебели, которую они могли бы поставить потом в усадьбе, ее просто нет. И в этом случае у Алексея Владимировича нет конкурентов, он – один на этом поле. И поэтому ему все наши благодарности за то, что он имеет такое замечательное хобби – коллекционирование мебели – и у него есть желание делиться радостью обладания этой мебелью с народом. Он делает великое дело, я на каждом шагу это говорю, готова поддерживать его всемерно. На поле бизнеса строительного и охраны культурного наследия появился человек, который хочет и может принести значительную пользу этой сфере, он один сегодня такой, больше нет.

Д. Ойнас: Есть отдельные инвесторы, есть пример восстановления усадьбы Скорняково-Архангельское Липецкой области бизнесменом Алексеем Шкрапкиным,но чтобы восстанавливать так в комплексе…

М. Нащокина: Есть опыт, когда усадьбу восстанавливают родственники бывших владельцев, но их число не превышает, в лучшем случае, десяти.

Г.Гаврилова: В Липецкой области тоже хотят создавать кластер, вокруг усадьбы возводят коттеджи в европейском стиле, организуют в усадьбе различные мероприятия, есть планы сотрудничества с музеями.

А. Хайруллина: Реставрация усадьбы Красная Горка около Сочи уже использует наши аналоги, нас берут в качестве образца, цитируют нашу концепцию, правда, на нас не ссылаются.

Д. Ойнас: Осталось дождаться, когда все это будет реализовано.

М.Нащокина: Я узнала, противоаварийные работы прошли в Пущино-на-Наре, это счастье! Так что реализация идет полным ходом.

Д.Ойнас: Я имею в виду кластер. Кластер – это процесс взаимодействия, взаимозависимости учреждений различной ведомственной принадлежности, разного профиля, дополняющих друг друга. Кластер – это не набор памятников, памятники должны начать жить, взаимодействовать с другими учреждениями.

М. Нащокина: Петр Кудрявцев с партнерами занимались проектом создания усадебного кольца, все развалилось, когда они поняли, во что обходится реставрация одного объекта, для второго может просто не хватить средств, какое уж там кольцо. Тут нужны очень большие деньги, чтобы начать этим заниматься. Иногда у людей, которые этим занимаются, нет «начинки» для усадеб, а тут и начинка – мебель и декор – уже есть.

А. Хайруллина: Если бы вы знали, сколько мебели находится на наших складах. Хватит для множества усадеб самых различных периодов и архитектурных стилей.

М. Нащокина: Кластер может включить и усадьбы-музеи. Например, находящаяся рядом усадьба Мураново, можно заключить договор с туристической фирмой и работать с ней. Это очень посещаемое место, через Талицы пролегает дорога на Троице-Сергиеву лавру.

Д. Ойнас: Над содержанием работы кластера необходимо думать уже теперь, поскольку экскурсиями много не заработаешь, а усадьбу нужно содержать. Нужен хороший управляющий усадебным комплексом.

С. Бородина: Здесь не обойтись без малого бизнеса, который будет развивать производство эксклюзивных продуктов и услуг, а координировать их работу должен управляющий. Тоже вполне аутентичная для усадеб фигура, хотя и неоднозначная. Мы сейчас занимаемся историей усадьбы Васильевское графа Граббе, так в ней один из управляющих, покидая усадьбу, даже оторвал все доски от амбара.

Д.Ойнас: Во второй половине XIX века таких управляющих было много, оттого и усадьбы пришли в упадок, что явилось причиной появления мифа об их изначальной неэффективности.

М. Нащокина: Вот именно мифа, во второй половине XIX века было предпринято исследование под руководством министерства внутренних дел по экономической эффективности усадеб. Было доказано, что прибыль обеспечивают только крупные хозяйства, поэтому был принят закон о майоратах, чтобы не дробить землевладение на мелкие наделы. Действительно, такие крупные землевладельцы, как Юсуповы, Шереметевы, Воронцовы-Дашковы, были богачами и после отмены крепостного права, а мелкопоместные разорялись.

Д. Ойнас: После отмены крепостного права позитивную роль в развитии усадеб играли земства, они занимались кооперацией, развивали передовые агротехнологии. Сейчас ведь крупные агрохолдинги тоже экономически более стабильны, а мелкие хозяйства – в частности, фермерские, низкодоходны, без помощи они не выживут, а системы поддержки нет никакой. Между тем, эксклюзивную продукцию могут производить только мелкие хозяйства.

М. Нащокина: Подмосковье всегда было красивейшим местом, оно разнообразно по ландшафту, благоприятно по климату, в нем все прекрасно растет и то, что сейчас все застраивается коттеджами, все территории, бывшие когда-то сельхозугодьями, неправильно. Почему в Амстердаме коровы гуляют по окраинам городов и прекрасно себя чувствуют? У нас же почему-то заявляют, что все Подмосковье выморочное, тут ничего не может расти. Здесь как раз может расти экологически чистая продукция, которая очень востребована.

С. Бородина: Усадьбы, вошедшие в кластер, и имеющие достаточную территорию, как раз и будут заняты производством сельскохозяйственной продукции, которая будет потребляться в усадьбе и реализовываться на рынке, это будет источником дохода. А то, что территория отдана инвестору в аренду на 49 лет, станет преградой хищническому отношению, когда отчетливо стремление любыми средствами заполучить землю у муниципалитетов и покрыть всю территорию Подмосковья торговыми и логистическими центрами, выжимая из земли максимальную прибыль. Только как жить в этом пространстве, и что будет с объектами культурного наследия? Если поставить рядом с усадьбой Тайнинской торговый центр ИКЕА - самый большой в Европе -, как это планируется, то что от нее останется?

Мы не коснулись темы парков. В одной из Ваших статей, Мария Владимировна, указывается, что парк в усадьбе Высокое, которую восстанавливает ASG, является национальным достоянием. А какие парки могут сравниться с ним по культурной ценности?

М. Нащокина: Не совсем верная постановка вопроса. Русские парки интересны тем, что они все индивидуальны. В своем двухтомнике «Русские сады» я старалась показать, что в русских парках все зависит от владельца. Планировка, посадки – все от владельца и еще очень разнообразный наш рельеф. Например, липовая аллея – атрибут любого русского парка – в усадьбе Покровское ступенчатая и это уже совершенно другое впечатление. Таких элементов, имею в виду неординарных, в русских усадьбах очень много. Особенно большое разнообразие прудов, пруд также зависит от рельефа, не копаный, а устроенный на ручье, которых в усадьбах очень много. Ставится плотина, и вот все залилось, ставится другая… Они настолько индивидуальны, один обсажен ивами, другой какими-то деревьями, кто-то делает купальню с островом посредине. Безумное количество вариантов, повторов нет никаких. Может быть один уникальный элемент в парке, но он обеспечивает его ценность.

Д. Ойнас: Убери дерево и все потеряно, особенно когда отдельные элементы насажены на общую концепцию. Логика обсадки липами или ветлами опирается ведь на какую-то систему. Например, есть крохотная усадьба Филимоново в Ярославской области, где уникальная идеология пруда: владелец выкопал два пруда, один в виде азиатской части Евразии, а другой в виде Африки, на месте Уральского хребта поставил дом, двор – Европа, остров Мадагаскар – погреб насыпан. Человек этими объектами транслирует свое понимание мира, все, что пруды – это «дикий» мир, а все окультуренное – это Европа. Он определил свое место в мире и обозначил это.

М. Нащокина: Представьте, вот утратим эту усадьбу, что ее заменит? И таких у нас огромное количество.

Д. Ойнас: Мелкопоместные и то делали уникальные парки, брали, что называется, креативом – террасированный парк, использовали различные приемы, репрезентативное содержание. Существует множество парков с так называемой личной концепцией, когда подбор растений определялся их соответствием цветам родового герба, форма парка и рисунок дорожек «рисовали» абрис любимого цветка хозяйки и т.д. Идеи бывают интереснее в малых парках, в больших приятно гулять.

С. Бородина: а здесь ты должен прочитать…

Д. Ойнас: Здесь нужно читать, ты должен вникнуть в то, что хотел сказать создатель, каждый крохотный элементик что-то да значит.

С. Бородина: А где они этому научились?

М. Нащокина: просвещенная эпоха и наличие досуга способствовали самовыражению.

Д. Ойнас: Особенность парков состоит и в том, что они трудно восстановимы, дом, как показывает опыт ASG, восстановить можно быстро, а для того, чтобы вырастить парк нужно не одно десятилетие.

М. Нащокина: Можно и меньше, и прежде высаживали в парке возрастные деревья, правда, делали это зимой, и они успешно приживались. Будем надеяться, что парк в усадьбе Аигиных скоро будет полностью восстановлен и станет украшением усадебного комплекса.

Поделиться: