decor
Следите за нашими новостями

Патриотическое воспитание детей в XIX веке

27.02.2015

По причине пристального внимания наших современников к возрождению русских усадеб, появился интерес и к быту дворян, в частности, к тому, как воспитывались дворянские дети, как они одевались и в какие игры любили играть.

С начала XIX века дети стали предметом особого общественного внимания. Забота о воспитании, комфорте ребенка являлась показателем развития дворянского рода, его высокого сознания и культуры. Воспитание юных дворян было, в основном, домашним, семейным. Это значит, что их воспитанием занимались не только родители, бабушки и дедушки, старшие братья и сестры, но и кормилицы и няни, гувернантки и гувернеры.

После рождения ребенка, дворянки, чтобы сохранить свою красоту, отдавали свое чадо кормилицам, дабы не кормить его грудью. В XIX веке дети получали больше ласки, тепла и заботы от кормилиц, чем от родных родителей.

Няни рассказывали детям сказки и пели колыбельные, тем самым передавая своим воспитанникам народные традиции. Няни были самыми доверенными и любимыми людьми, именно им рассказывали о тайнах и душевных томлениях.

Родители были безусловными повелителями их маленького мира, но их воля доводилась до детей через нянь и воспитателей. Эта ситуация стала меняться лишь после 1860-х годов, когда возникает увлечение новейшими педагогическими теориями, издается множество специальных журналов — как для детей, так и для родителей, и старшие начинают не только вникать во все мелочи воспитания ребенка, но и чаще общаться с ним, поддерживая не только родительские, но и дружеские отношения.

Если воспитанники первого десятилетия XIX века, еще говорили по традиции родителям «вы» и целовали им руку, то уже их дети говорили отцу и матери «ты», и родители сами со смехом отдергивали руки, если дети в шутку пытались их поцеловать.

1974452.JPG
А.И. Ягодников. Портрет дворянского семейства. Первая половина XIX века

По достижении 7- 8 лет, детей передавали на воспитание гувернеров (для мальчиков) и гувернанток (для девочек), в основном немецкого или французского происхождения. Дабы развить у ребенка хорошие манеры, гувернеры всегда находились рядом с ребенком: ели, гуляли, играли и занимались с ним на иностранном языке. Кроме гувернера, русские дворяне нанимали преподавателя из гимназии, который должен был проходить с ними гимназический курс.

По словам современников, «обязательным считалось для благовоспитанной девицы знание французского, английского и немецкого языков, умение играть на фортепьяно, рукоделия, прохождение краткого курса закона Божьего, истории, географии и арифметики, а также кое-что по части истории литературы, главным образом, французской».

Мальчиков с юных лет приучали к серьезным физическим нагрузкам, воспитывающим силу и выносливость. Они с детства владели собой и были приучены превозмогать страх, отчаяние и боль в любых обстоятельствах. Подобное мужество являлось вовсе не элементом необычайного природного дара, но достигалось путем воспитания. Пушкин писал: «Чему учится дворянство? Независимости, храбрости, благородству. Не суть ли сии качества природные? Так, но образ жизни может их развить, усилить — или задушить». Но у самого же Пушкина есть другое мнение на этот счет. Отрывок из романа в стихах «Евгений Онегин»:

Сперва Madame за ним ходила,
Потом Monsieur его сменил.
Ребенок был резов, но мил.
Monsieur l'Abbe, француз убогой,
Чтоб не измучилось дитя,
Учил его всему шутя,
Не докучал моралью строгой...

В романе написано, что образование было поверхностным, учили “чему-нибудь и как-нибудь”, а в необходимый набор знаний входит только французский язык, умение танцевать мазурку, “кланяться непринужденно” и “наука страсти нежной”. Читатель узнает из книги, что в круг чтения молодых людей того времени входят Адам Смит, “певец Гяура и Жуана” Байрон и другие романтические авторы, а также романы, в которых “отразился век и современный человек изображен довольно верно», а сентиментальные романы и латынь “из моды вышли”.

«Учебный план» молодого дворянина был более насыщенным, чем у девочек: латынь или греческий, французский язык — как основной в среде дворянского сословия, а также немецкий, английский, итальянский языки. Всеобщая и русская история, география, физика, астрономия, арифметика и геометрия, русская словесность, рисование и музыка и с начала XIX века юноши начали заниматься изучением архитектуры и искусства.

Пройдя дома начальное обучение, мальчики отправлялись в закрытые учебные заведения (кадетские корпуса): Пажеский корпус, Дворянский полк, школа колонновожатых (штабных офицеров) и др. Военная служба считалась престижной для дворян. Корпуса давали воспитанникам общеобразовательную и военную подготовку.

А вот девочек туда отдавали редко, опасаясь, что они переймут от новых подруг какие-нибудь дурные привычки. Тем не менее, некоторые дворянские дочки – те, кто хотел продолжать образование и мог настоять на своем, – тоже учились в гимназиях.

1974452.JPG
Пажеский корпус (Воронцовский дворец)

Досуг, игры и развлечения дворянских детей

Особенный мир ребенка имел свой жизненный ритм, свой уклад, свои маленькие радости и праздники. Особое место в жизни ребенка занимали игрушки. У кого-то они представляли «скорее пародию на них: тут были скляночки, баночки, бумажные коробочки от лекарств, поломанные карандаши, тетрадки из желтой бумаги домашнего приготовления, рваные куклы из тряпок, камешки, обрубки дерева и тому подобный хлам». А у кого-то это было «сокровище», от которого захватывало дух и разбегались глаза.

Вот как писал о детских играх в XIX веке Егор Арсеньевич Покровский в книге «Детские игры, преимущественно русские. В связи с историей, этнографией, педагогией и гигиеной» (1887 год):

«Есть еще воззрения, практикующиеся относительно воспитания в некоторой части публики и оказывающие немало вредного влияния на успех развития детских игр… В силу этих воззрений, например, быстрые, порывистые движения детей во время игры признаются невозможно грубыми, слишком провинциальными, мужиковатыми; задушевное веселье в играх, к какому способны только дети, о которых сложилась даже поговорка «радуется как дитя», считается совсем неуместным, неприличным, тривиальным. Простота в одежде, какая требуется большей частью для множества свободных детских игр, считается тоже недозволительной, унижающей ребенка до степени мастерового и т.д., а между тем именно разряженных детей, как кукол, по модному французскому журналу… и нельзя посылать на игру, потому что такая одежда будет мешать и свободно бегать, и бороться и т.д.

Относительно немного есть игр, которые рассчитаны на одиночное занятие, наоборот, большинство игр требует соучастия большего или меньшего количества других детей. В этом распределении игр, без сомнения, кроется та цель, чтобы с помощью их, с одной стороны, лучше приучить детей к общению между собой, взаимным услугам, взаимному сохранению своих интересов; с другой – приучить к возбуждению соревнования, взаимной критики, признания достоинства или недостатков, поощрения тех, кто показал в игре большей ловкости, искусства, достоинства, и наоборот, порицания тех, кто так или иначе сплоховал в игре.

Нередко здесь хорошо одаренный ребенок ведет за собой менее способного, один другому помогает совершенствоваться, а в конце концов все друг другу помогают; но вместе с тем все, в сущности, остаются в одинаковых правах…В конце концов все это ведет детей к ближайшему взаимному общению, единению и содружественной работе… Никакой семейный кружок, никакая школа ничего подобного не может дать, а между тем в играх это достигается так легко и просто».

Если девочек, играющих в куклы, готовили к роли матери, будущей хозяйки, то мальчиков воспитывали иначе, их готовили к военной службе. Наиболее распространенными среди игрушек для мальчиков были лошадки-качалки, луки и стрелы, доспехи, винтовки, сабельки, солдатики, предметы для спортивных игр.

1974452.JPG
Зерцалов В.Т. Мальчик с игрушками. 1824-1825

Помимо каждодневных развлечений в начале XIX века встречались самые простые и естественные занятия. Например, разведение комнатных цветов и растений и уход за ними, сбор и составление гербария, вышивание цветов, составление бисерных цветочных композиций самого разного назначения, акварельные зарисовки цветов и растений и т.д.

Такой досуг, особенно среди дворянских детей, как любые игры, являясь формой отдыха и необременительного времяпровождения в кругу семьи, развивал способности, художественный вкус и одновременно формировал особое отношение к природе как части повседневного бытия.

Забота о собственном садике или цветнике, личном маленьком хозяйстве, который часто устраивали специально для детей, также составлял часть повседневной жизни дворянских детей. Такие игры воспитывали в детях интерес к природе, уважение к труду, прививали вкус к красоте.

В повести Д. В. Григоровича «Гуттаперчевый мальчик» есть описание комнаты для детских игр, которое еще раз подтверждает некий «всеобщий» характер детского быта XIX века: «Пестрые английские раскрашенные тетради и книжки, кроватки с куклами, картинки, комоды, маленькие кухни, фарфоровые сервизы, овечки и собачки на катушках — обозначали владения девочек; столы с оловянными солдатиками, картонная тройка серых коней, увешанная бубенчиками и запряженными в коляску, большой белый козел, казак верхом, барабан и медная труба... — обозначали владения мужского пола. Комната эта так и называлась «игральной».

1974452.JPG
Павлов К.С. Играющие дети. 1837

Детская комната

В XIX в. становится обыденным явлением появление специальной мебели для детей. Им отводят специальные комнаты — «детские», где они проводят самые ранние годы жизни. Детские комнаты, как правило, помещались в верхних этажах, в антресолях. Они были невысокими. Небольшие окна располагались невысоко от пола. С учетом этого и мебель в антресольных комнатах делали более низкую.

1974452.JPG
Детская. 1820-е годы

В первую очередь в детской комнате находят свое место детский письменный стол и кровать. Через некоторое время становятся обязательными различные спортивные приспособления в виде шведских стенок или колец, а также этажерки для книг. Большое внимание уделялось и самой комнате. Она должна была быть просторной, светлой и чистой.

Комната для девочек отличалась от комнаты для мальчиков и по цветовой гамме, и по своему назначению. Ведь девочек с детства обучали рукоделию и музыке, поэтому непременными атрибутами в ней были детский столик для шитья и музыкальный инструмент. Девичьи часто оформляли мебелью из ореха, было много кружев и тюля. Зеркало – также обязательный атрибут комнаты, где жила девочка. Однако его часто закрывали специальным чехлом, чтобы хозяйка комнаты в него не засматривалась.

Комнаты мальчиков оформляли более «сухими» тонами. Чаще всего это были сочетания цвета «дуб» с зеленым, серым. Военная тематика выносилась на первый план: картины на стенах, игрушки, книги – мальчик с детства привыкал быть защитником.

Е. А. Андреева-Бальмонт в своих воспоминаниях пишет, что в их доме детские располагались наверху и внизу, на первом этаже, для старших братьев и сестер с гувернантками: «Меблировка в этих комнатах была везде одинаковая: кровать, покрытая белым кисейным покрывалом, перед кроватью коврик. Мраморный умывальник, в который наливалась вода сверху. Шкаф для белья. Письменный стол и этажерка для книг. Только в расстановке вещей на письменном столе и в выборе их проявлялся личный вкус каждого обитателя комнаты. Хотя оригинального было мало, так как младшие дети всегда подражали старшим...»

1974452.JPG
Детский стульчик

Детское меню

В отношении детского стола больших стеснений обычно не было, хотя не было и баловства. Как правило, детей несколько ограничивали в мясе — его давали немного и даже мясо из сваренного для маленьких бульона вынимали и отправляли бедным. Полностью исключали «возбуждающие напитки» — чай и кофе. В остальном детский стол состоял примерно из тех же продуктов, что и у взрослых. Утром детей поили молоком или бульоном с хлебом, либо давали «габер-суп» — сладкий овсяный суп с сухофруктами. Для здоровья поили травяными чаями, отваром лопуха, молочной сывороткой. В обед полагался суп, одно мясное или рыбное блюдо и десерт. На полдник — что-нибудь сладкое. На ужин — опять молоко с хлебом или каша. Помимо этого за детским столом неизменно бывали яйца, вареные овощи, пироги, масло и творог; в праздничные дни детский стол наполнялся изюмом, черносливом, орехами, и даже свежими фруктами и вареньем.

Завтрак дворянским детям подавался часов в восемь утра, обед — между 12 и часом дня, полдник — часа в четыре, ужин — в 8–9 часов. В промежутках между трапезами никаких перекусов не полагалось, и перехватывать куски детям запрещали.

Детская мода

По портретам детей первой половины XIX века трудно определить, кто изображен — мальчик или девочка. Девочек стригли так же коротко, как и мальчиков. Скорее всего, это было связано с соблюдением гигиены. По воспоминаниям, вши, блохи, клопы и тараканы были распространенным явлением и в дворянских домах.

Подрастая, мальчики начинали носить чулки, панталоны, детские курточки, рубашки с отложным воротничком. Из обуви — «башмаки с бантиками», ботинки, сапоги.

Одевали дворянских детей в обычные дни очень просто и часто в одежду из тканей домашнего производства — холстинки, китайки, домотканого сукна. Платье из покупного ситца предназначалось для воскресных и праздничных дней, и лишь для самых важных торжеств, с большим съездом гостей, шили нарядное платье или костюмчик.

1974452.JPG
Детское платье для девочек. 1860-е годы

В конце 19 века матросские костюмы стали популярнейшей детской одеждой. Мальчики носили рубашки с шортами или штанами из сине-белой фланели. Девочкам дизайнеры шили платья с матросским воротником или блузы и юбки

1974452.JPG
Фотоателье Н. Сажина. Портрет детей из семьи Орловых. Муром. 1895. Архив Дюминых

К XIX веку сложился институт семейного дворянского воспитания, включающий воздействие на ребенка членов семьи, нянек, гувернеров, учителей. Как отмечает О.С.Муравьева: «Беспорядочность различных влияний на ребенка нейтрализовалась, во-первых, принадлежностью всех «воспитателей» к одному и тому же кругу общества, придерживающемуся одной культурной традиции; во-вторых, заметной патриархальностью быта, тяготеющего к воспроизводству в каждом следующем поколении прежней, опробованной системы отношений». Основным средством воспитания был сам образ жизни родителей и стиль поведения, усваиваемый ребенком автоматически.

Список использованной литературы:

Бокова В.М. Отроку благочестие блюсти...Как наставляли дворянских детей.- М.: Ломоносов, 2010.- 248с.

Алиса ХАННАНОВА

Источники:
deti.mail.ru
livejournal
waineven
hats-salon

Поделиться: