decor
Следите за нашими новостями

Восстановление истории усадьбы Гусева Полоса

18.12.2018

В редакцию журнала «Мир Искусств» обратился один из потомков владельца усадьбы Гусева Полоса, которую Инвестиционная группа компаний восстанавливает с 2015 года, историк Денис Журавлев. Сохранившиеся в семейном архиве документы позволяют точнее представить последний, самый короткий и трагический период русской усадьбы.

– Уважаемый Денис Валерьевич, в одной из Ваших работ я прочитала, что краснолаковая керамика – это своеобразный маркер римской культуры. То же можно сказать и о русской усадьбе, три века существования которой – вотчинной, барской и разночинно-мелкопоместной – отражают важнейшие социально-экономические изменения российской действительности. Что Вы об этом думаете как историк, археолог, потомок владельца усадьбы?

– Я совершенно согласен, что русская усадьба может служить одним из маркеров русской культуры, своего рода культурным феноменом. На мой взгляд, в их истории особенно интересен XIX век, хотя все началось гораздо раньше – как минимум с середины XVIII века. А появившиеся в послереволюционный период правительственные дачи, как бы кощунственно это не звучало, свое происхождение ведут от тех же русских дворянских усадеб (или, скорее, от загородных дач конца XIX столетия). Новая советская номенклатура хотела жить также, как сметенные революционным потоком владельцы старых дореволюционных усадеб. Хотя, конечно, это уже совсем другая история.

– Из усадебной жизни Вам более всего близок именно XIX век, когда усадьба все чаще становится обителью писателей, ученых, художников, а не XVIII, когда нередко было барство дикое, о котором писал Пушкин. А ведь архитектура усадеб, если взять XVIII век, намного интереснее…

– Безусловно, усадьбы XVIII столетия значительно привлекательнее с точки зрения архитектуры. После войны 1812 г. многие усадьбы лежали в руинах и так и не были восстановлены в былом величии. Манифест об освобождении крестьян от крепостной зависимости провозгласил и конец русской классической усадьбы. Уже к концу XIX в. владельцами многих усадеб становятся представители разночинцев, развивавшие и слегка переосмыслившие старые усадебные традиции. Честно говоря, мне ближе по духу именно усадьбы XIX века. Нет нужды говорить, сколько много с ними было связано в русской общественной и культурной жизни - например, Мураново, Абрамцево, Талашкино…


Гусевка344
Главный дом усадьбы Гусева Полоса построен в начале XX века,
но его архитектурный облик восходит к традициям классической усадебной архитектуры,
из-за чего усадьбу нередко называют «Архангельским в миниатюре»


– Да, усадьба ценна не только как материальный объект, но и тем, что там происходило. С точки зрения духовной культуры Абрамцево и Мураново стоят многих шедевров выдающихся зодчих.

– Русская усадьба значима и с точки зрения духовной культуры, именно здесь развивалась творческая деятельность многих выдающихся деятелей культуры прошлого. Усадьбы некоторых меценатов – С.И. Мамонтов, М.К. Тенишева и других, поддерживавших отечественную культуру и активно помогавших ее развитию, служили местом жизни и деятельности многих творческих людей – музыкантов, художников, поэтов… Во многих усадьбах хранились уникальные культурные ценности – возьмем, например, знаменитое Поречье графа Уварова…

– Поэтому даже в начале прошлого века люди стремились продолжать традиции усадебной жизни, в их числе Александр Иванович Шумилин, кем он Вам приходится?

– Если исходить из чисто кровного родства, то Александр Иванович Шумилин – мой очень дальний родственник: моя бабушка и его жена были родными сестрами. Но жизнь сложилась так, что моя семья жила долго вместе с семьей Александра Ивановича.


Шумилин345
Почетный гражданин Александр Шумилин происходил из купеческой семьи
и получил высшее техническое образование


Он родился в 1880-м году в Москве в семье купца второй гильдии, учился сначала в Александровском коммерческом училище, а затем поступил в Высшее инженерное училище ведомства Министерства путей сообщения и закончил его в 1902 году (в 1913 году преобразован в Московский Институт инженеров путей сообщения). В 1902-1905 годах он работал помощником начальника дистанции при строительстве Вологдо-Вятской железной дороги. В 1907 году он, совместно с М.Н. Эпштейном, основывает собственную компанию для производства строительных работ – товарищество «Инженерное дело». Это была солидная крупная компания, а Александр Иванович являлся одним из пионеров внедрения железобетона в строительстве в России. Компания строила объекты различного назначения: в первую очередь, ткацкие и мукомольные фабрики, мосты и т.д. В семейном архиве есть альбом, который был выпущен к юбилею компании в 1917 году, где собраны те объекты, которые «Инженерное дело» построило за десять лет. Там множество самых разных промышленно-транспортных объектов, возведенных в различных городах Российской Империи: прядильная фабрика, паровозное депо, мосты и т.д.


Фабрика346



Инженерное347
Объекты компании «Инженерное дело»: здания, паровозные депо, мосты, плотины и т.д. –
располагались в различных губерниях Российской Империи


Действительно, они очень много проектировали и строили по тогдашней России, а в 1913 году, незадолго до начала первой мировой войны, Александр Иванович был назначен руководителем работ по постройке новых корпусов Тульского оружейного завода. Параллельно с этим он ведет работы по строительству Московского оружейного завода.


Инженер348
Руководя работами по постройке оружейных заводов,
инженер А.И. Шумилин считался военнослужащим


На этой работе он и пережил революцию 1917 года, а поскольку высококвалифицированные специалисты были нужны и новой власти, проработал там до 1924 года.


Удостоверение349


В его трудовой книжке есть запись, что до 1924 года он работал начальником строительства Тульского оружейного завода. При этом с 1913 по 1924 годы, как все работники оборонной промышленности, он считался военнослужащим. В 1925-1930 гг. Александр Иванович строит так называемый Ленинский поселок в городе Кольчугине (Владимирская область) и реконструирует фабрику Кардо-лента в Московской области. После этого до 1936 года он руководит переустройством фабрики крупного волокна, а затем работает в Наркомате оборонной промышленности. В 1946 году А. И. Шумилин по болезни ушел на пенсию и скончался в апреле 1953 года.

Один из проектов, который очень занимал его в конце жизни, – это проектирование плотины в Беринговом проливе с тем, чтобы развернуть теплое течение. Экземпляр этого проекта был передан им академику С.И. Вавилову в ноябре 1948 года. Он находится сейчас в архиве Академии наук, а еще один экземпляр хранится в домашнем архиве.

– Здорово, что человек с таким происхождением смог профессионально реализоваться и прожить достаточно долгую жизнь в новую эпоху, что было не всегда. Что ему в этом помогло, как Вы считаете – удача, профессионализм, лояльность?

– Я думаю, что дело в том, что он был талантливым и востребованным при Советской власти специалистом, поэтому ему удалось избежать репрессий. Хотя, как гласит семейная легенда, одну ночь под арестом он все-таки провел. Когда и как это случилось, я толком не знаю, но упоминание об этом было, правда, без каких-либо подробностей. Но, стоит также отметить, что он был человеком острожным и немногословным, и на конфликт с новой властью не шел.

Ордынка1

Ордынка2

Дом на Большой Ордынке был куплен в 1909 г.; семьи братьев Александра и Николая и их потомки проживали в нем вплоть до 1970-х годов


Они с женой и дочерью прожили всю жизнь в своем собственном доме на Большой Ордынке, д. 18. Этот дом был куплен в 1909 г. у А.И. Юрасова отцом Александра Ивановича, купцом 2 гильдии, Иваном Алексеевичем Шумилиным. Александр Иванович позднее занимался перепланировкой участка, относящегося к дому, о чем свидетельствует хранящийся в семейном архиве план. Дом находится рядом с прекрасным храмом Иконы Божией матери «Всех скорбящих Радость» и хорошо сохранился до настоящего времени. В этом доме семьи братьев Шумилиных и их родственники жили до 1976 года. Разумеется, их очень сильно уплотнили, оставив Александру Ивановичу с женой и дочерью всего две комнаты.

В семейном архиве есть очень интересный документ, удостоверяющий, что товарищ Шумилин работает в оборонной промышленности; документ давал право на дополнительную площадь в 20 квадратных метров. Благодаря этому им удалось получить вторую комнату в своей бывшей квартире – той самой, где семья жила до революции, и где теперь у Шумилиных появилось очень много соседей. Я хорошо помню, хотя был еще совсем маленьким, как мы собирались в этой квартире, где в тот момент жили вдова Александра Ивановича – Надежда Сергеевна (1899-1989) и его дочь. Вся обстановка в их комнатах оставалась от прежних времен, была большая библиотека, помнившая хозяина дома. Надо сказать, что дочь Александра Ивановича – Екатерина Александровна Архангельская (1935-2018) – продолжила профессию отца и стала инженером-строителем, проработала всю жизнь в Моспроекте 2. И вся новая квартира на Садово-Кудринской улице, куда вселились Архангельские в 1976 г., почти точно воспроизводила атмосферу старого семейного гнезда на Ордынке, даже мебель была расставлена точно также.

– А кто сохранил весь этот обширный семейный архив?

– В первую очередь, его жена Надежда Сергеевна Архангельская, замечательно красивая женщина, кандидат сельскохозяйственных наук, она работала много лет в НИИ сельскохозяйственного профиля…


Архангельская350
Образцовым состоянием архива А.И. Шумилина мы обязаны его жене Надежде Архангельской.
Л.О. Пастернак. Портрет Н.С. Архангельской. 1921 г.


Занималась проблемами картофелеводства и работала со знаменитым академиком А.Г. Лорхом, который вывел сорт «Лорх». Она хранила все наследие мужа, строго систематизированное, разложенное аккуратно по папкам: машинописные и рукописные документы, фотографии, чертежи… Имеется ее подробный дневник, рассказывающий о жизни семьи в те непростые годы. Ей и ее дочери Екатерине Александровне, мы обязаны тем, что архив сохранился в таком превосходном, практически музейном, состоянии.


Дочь351
Надежда Сергеевна и Катя Архангельские


– А как Александр Иванович перенес потерю усадьбы, ее национализацию? Сохранились какие-то сведения?

– Каких-то документальных свидетельств того периода в семье не сохранилось, но у меня есть ощущение, что в тот период сложно было жалеть о потерянном имуществе, вот этой дачи, конкретно, на фоне того, что происходило в стране. Надо было благодарить Бога, что он и его родные остались живы, что их, как очень многих, не выслали, а они остались в Москве.


Чертеж352
Один из чертежей фасада усадьбы подписан художником-архитектором Андреем Кротовым (1885-1966)


– Нет никаких бумаг – актов, справок – что усадьба национализирована?

– Как я знаю, никаких справок о национализации не выдавали, приходили «революционные матросы» или «товарищи» и выгоняли всех взашей. В этой атмосфере просить какие-то справки было смертельно опасно.

– А какая самая интересная история – мифическая, полумифическая или абсолютно реальная – связана с усадьбой Гусева Полоса? что-то всплывало в семейных разговорах?

– На самом деле, воспоминаний сохранилось очень немного, поскольку этой дачей Шумилины практически так и не воспользовались, не успели. Александр Иванович руководил строительными работами, часто бывал на даче. В архиве сохранился его проездной железнодорожный билет между станциями Москва – платформа 20 верста на 1914-1915 г. Само строительство завершилось к 1916 году, все было сделано, была закуплена мебель, но до революционных событий 1917 года оставалось всего ничего… Поэтому никаких легенд, воспоминаний не только не сохранилось, их не могло быть…

В паспорте отца, И.В.Шумилина, стоят отметки пристава 8 стана Московского уезда о проживании в местечке «Гусева полоса, по д. Шумилина» начиная с 17 июня 1912 г. Жена и дочь Александра Ивановича на этой даче никогда и не были, тем более, что его дочь, Екатерина Александровна, родилась в другую эпоху, в 1935 году. И главное, в 20-30-е годы было не просто не принято, а смертельно опасно предаваться воспоминаниям о прошлом – происхождении, имуществе и т.д. Наоборот, многие люди открещивались от титулов, иногда фамилий и старались, чтобы все вокруг поскорее об этом забыли.


Участок353
На плане 1868 г. впервые отмечен участок пустоши Гусева полоса


Участок пустоши Гусева полоса впервые отмечен среди описания смежных владений на плане 1868 г., который в результате размежевания остался за князем Б.В. Мещерским. К началу 1880-х гг. Мещерский продал участок при урочище Гусева полоса общей площадью почти 11 гектар, а в 1885 этот участок перешел от дворян Новиковых к московской купчихе Александре Гавриловне Васильевой. В 1902 г. этот участок по купчей приобрела купчиха Евгения Егоровна (Георгиевна) Васильева. На плане владения, составленном в 1910 г. видно, что через его северную часть проходила дорога от Сколкова к станции. Вдоль этой дороги стояли 4 небольшие деревянные дачи, предназначенные для сдачи внаем.


Парк354
Сохранившиеся в семейном архиве старые планы Гусевой Полосы
подтверждают основные гипотезы архитекторов-реставраторов ASG,
в том числе о позднем (советском) периоде появления усадебного парка


– Да, с подобной историей мы столкнулись во время беседы с потомками Глебовых, владельцев усадьбы Тарасково, которую наша компания восстанавливает в Каширском районе. Мальчикам Глебовым родителями внушалось, чтобы в разговорах они подчеркивали, что они обычные советские дети и к тем Глебовым не имеют отношения.

– Гусева Полоса, как сейчас сказали бы, - инвестиционный проект. Владелец собирался построить на усадебной территории дачные дома для сдачи в наем, их успели возвести?

– К сожалению, этой информацией я не располагаю. Возможно, после полного разбора архива это прояснится. Но уже сейчас мы знаем, что есть папка, которая так и называется «Дачи». Так вот, в ней есть любопытные документы по строительству дачи в Гусевой Полосе. Там есть разнообразные чертежи фасада дома, подготовительные материалы по колеровке стен, эскизы мебели, которая была специально заказана. Документов не так много, но представление о планируемом облике и интерьерах дома они дают. К тому же есть и несколько фотографий.


Документ355
Документ о приобретении дополнительного участка земли в Гусевой полосе



Фасад356
Фотографии из архива


Вместе с этим встает вопрос, что делать с архивом, куда это все передавать. Моя научная специальность – археология, но я прекрасно осознаю, насколько ценны эти документы и для истории, и для истории архитектуры. Они, наверное, должны храниться или в музее имени Щусева, или в Государственном историческом музее, где я работаю. После того, как архив будет разобран, будем принимать решение.

– Мне кажется, это нужно передать в тот музей, который готов организовать фонд А.И. Шумилина, чтобы документы не попали в разрозненном виде в какие-то отраслевые отделы, а хранились в одном месте и позволяли изучать его творческое наследие, историю жизни и т.п.

– Конечно, мы тоже мечтаем о целостном фонде, позволяющем представить этого неординарного человека. Собственно, я обратился в вашу компанию после того, как прочитал замечательную статью про усадьбу. Она попалась на глаза случайно и вызвала огромный интерес. Она нас и стимулировала к неким практическим шагам к сохранению памяти об этом уникальном человеке. Мы готовы передать какие-то материалы в Сколково, если там планируется создание некоей экспозиции, понятно, что не музея, но мемориального уголка, посвященного строителю существующего дома и последнему дореволюционному владельцу усадьбы. Можно обсуждать, в каком варианте это сделать, но сама идея мне кажется интересной. Тем более, что сам я – музейный сотрудник и уверен, что экспозицию можно сделать интересной: у нас есть и фотографии, и альбомы, и кое-какие личные вещи, из этого можно отобрать материалы, связанные непосредственно с усадьбой. Очень многие материалы просто требуют публикации как пример того, как человек из «старого мира», специалист с прекрасным техническим образованием нашел себя и при Советской власти и не только сделал успешную карьеру, но и очень много оставил после себя для страны. Очень многие его постройки существуют до настоящего времени. Я прочитал в вашем журнале, что он по ошибке соединил дерево и бетон, что делать было нельзя, только кто ж тогда об этом знал…

Когда-нибудь я обязательно напишу книгу об истории нашей семьи, в ней кроме Александра Ивановича есть много замечательных людей, но про него хочется подготовить отдельный большой материал, включить не только не опубликованные, но даже толком не разобранные воспоминания его жены, что интересно для изучения русской культуры на переломном этапе – первых сорока лет XX века.

– Уважаемый Денис Валерьевич, большое спасибо за интервью. Мы были рады познакомиться с Вами, поскольку тема потомков владельцев усадеб, восстанавливаемых Инвестиционной группой компаний ASG, имеет для нас особую значимость. Усадьба без истории невозможна, как она хранила в себе материальное и духовное наследие в XVIII-XIX веках, так нужно продолжать и в веке XX, и наступившем. Мы в каждом восстанавливаемом объекте, а это не только Московская область, но и Казань, предполагаем создание мемориально-экспозиционных подпространств, рассказывающих о владельцах, событиях и людях, связанных с данным объектом культурного наследия. Поэтому способы сохранения в усадьбе Сколково памяти об Александре Ивановиче Шумилине необходимо обсуждать и с владельцем усадьбы, и с его потомками, и нашей компанией как инвестором, которая не только возрождает ее как материальный объект, но и заботится о восстановлении ее истории.


Мероприятие1
На момент передачи усадьбы в аренду Инвестиционной группе компаний ASG в феврале 2015 года
в усадебном доме необходимо было провести первоочередные противоаварийные мероприятия:
реставрировать сруб, укрепить цоколь здания, установить временную кровлю


Сруб358

Кровля359

К 2017 году было выполнено более половины объема противоаварийных работ.
В настоящее время прокладываются инженерные коммуникации к усадебному дому



План360
План строительства усадебного дома в Гусевой полосе с правкой



Журавлев361
Денис Журавлев


Д.В. Журавлев – старший научный сотрудник, хранитель фонда античных городов Северного Причерноморья и византийских древностей Государственного исторического музея, кандидат исторических наук, аттестованный эксперт Министерства культуры РФ (античные памятники), член-корреспондент Германского археологического института (2007).
Крупный отечественный специалист в области античной археологии и истории Северного Причерноморья и Средиземноморья, греко-варварской археологии, ранневизантийской археологии, музееведения. Зона научных интересов – Крым, Таманский полуостров, Северное Причерноморье, Восточное Средиземноморье.
Автор и соавтор около 400 научных публикаций, изданных в России, Германии, Италии, США, Румынии, Греции, Великобритании, Дании, Франции, Украине, Испании, Турции, Абхазии.

Поделиться: