decor
Следите за нашими новостями

«Ходовые изделия» старых мастеров

30.12.2019

Портал «Мир искусств» продолжает цикл статей искусствоведа Международного института антиквариата Алины Булгаковой о ценовой политике мировых аукционов, торгующих произведениями изобразительного искусства старых мастеров, и факторах коммерческой успешности картин из Большого собрания изящных искусств ASG. Часть вторая посвящена стилям, жанрам и темам картин как способам привлечения к ним общественного внимания в различные исторические периоды. История живописи свидетельствует, что старые мастера умели быстро осваивать новые технологии, оперативно выпускать на рынок «ходовые изделия», то есть произведения в наиболее востребованных в тот момент жанрах.

Сразу оговоримся, что основу Большого собрания изящных искусств ASG составляют коллекции старых мастеров, а потому в статье не будут рассмотрены стили и характерные для них темы, появившиеся в XX веке: абстрактное и концептуальное искусство, импрессионизм, футуризм, сюрреализм, дадаизм, формализм, конструктивизм и сотни других «измов». Хотя именно искусство XX века сегодня продается на рынке куда лучше, чем искусство старых мастеров. Количество коллекционеров живописи старых мастеров значительно уступает числу собирателей современного искусства. Для того, чтобы понять и по достоинству оценить искусство старых мастеров, необходимо владеть большим запасом дополнительной информации, знать библейскую и классическую иконографию. Их картины – всегда шифр, который для неподготовленного зрителя останется темным и непонятным. В композициях старых мастеров каждый предмет наделен тайным, зачастую сакральным, смыслом, всякое действие имеет смысловое значение, а персонаж играет определенную роль. Тогда как искусство импрессионистов может просто услаждать взор зрителя изображением игры солнечного света на воде, стога сена или зелени травы. Оно не несет идейной или нравственной нагрузки. Как писал Ренуар: «Самым важным в нашем движении я считаю то, что мы освободили живопись от сюжетов. Я волен писать цветы и называть их попросту «цветами», без того, чтобы у них была своя история».

Первым «измом» можно считать «классицизм», данный термин впервые был употреблен в 1830-е годы и означал приверженность античному стилю. Далее настала очередь «романтизма» – 1840-е годы, «натурализма» и «реализма» – 1850-е годы. Художник обязательно должен соответствовать некоему «изму», чтобы стать понятным зрителям. Принадлежность определенному «изму» – это еще и одно из слагаемых бренда. Как мы уже говорили выше, покупатели стараются приобретать типичные для данного художника произведения, а значит точно так же будут пользоваться спросом работы, характерные для определенных «измов».

Религиозная и историческая живопись. Данные жанры самые распространенные в искусстве старых мастеров. Сюда же можно включить и мифологическую живопись. Однако они сегодня не столь популярны на рынке. Библейские сцены, как правило, предполагают гибель того или иного святого. Сцены распятия и мученичества святых во многих покупателей вселяют страх физической боли. Исключение составляет мученичество святого Себастьяна, которого принято изображать обнаженным юным красавцем, чье лицо не искажено страданиями, хотя тело пронзено стрелами.

1004
Гвидо Рени, мастерская
Святой Себастьян
Италия, XVII в.
Холст, масло. 132,5×96 см
БСИИ ASG, инв. №04-1004

3839
Джованни Джакомо Сементи, мастерская
Сусанна и старцы
Италия, XVII в.
Холст, масло. 130×161 см
БСИИ ASG, инв. №04-3839

Лучше продаются картины на ветхозаветные сюжеты, в которых присутствует тема любви или женской красоты – «Давид и Вирсавия», «Сусанна и старцы», «Эсфирь и Артаксеркс», «Самсон и Далила», «Исаак и Ревекка» и др. Но из любых правил бывают исключения. Достаточно вспомнить «Избиение младенцев» Рубенса, где сцена детоубийства изображена с чудовищными подробностями. Картина была продана за рекордные $ 75,930 млн и стала самой дорогой картиной великого фламандца.

Избиение537
Самая дорогая картина Питера Пауля Рубенса
Избиение младенцев
1609-1611 гг.
Холст, масло. 142×182 см
2002 год, аукцион Sotheby’s
$ 75,930 млн

Большой нелюбовью аукционистов пользуются картины с изображением символов смерти – скелетов и черепов. Продать их бывает сложно, так как редко находятся коллекционеры, желающие, чтобы в их домах находились предметы, ежедневно напоминающие им о бренности всего живого. Приведем два показательных примера из Большого собрания изящных искусств ASG. Первый – работа французского мастера Франса Ксавьера Людвига Хохра «Кающаяся Мария Магдалина». Картина поступила в собрание летом 2010 года и атрибутировалась как женский портрет работы неизвестного итальянского мастера XVII века. Полотно нуждалась в реставрации, в ходе которой, открылась подпись автора и дата создания: «F. IG. HOHR/INV&PIN. 1789». Оказалось, что это вовсе не итальянец, а француз. И написана композиция в год начала Великой французской революции. Помимо даты и подписи, под слоем записей обнаружилось и изображением черепа – атрибута Святой Марии Магдалины. Почему же был скрыт череп? Скорее всего, некий художник записал его по просьбе последнего владельца, не желавшего видеть на картине этот мрачный предмет, навевающий на него тоску. Незадачливый художник так постарался, что заодно лишил картину и авторства. Можно ли считать данный прецедент актом вандализма? Вероятнее всего, да. Ведь с исчезновением черепа утратился основной посыл работы – раскаяние – и исказилась авторская композиция. Однако сегодня после реставрации полотну вернулся его первоначальный облик и авторство. Загрязнения и записи были удалены, а значит и цена его возросла в разы.

0795_1
Франц Ксавьер Людвиг Хохр
Кающаяся Мария Магдалина
Франция, 1789 г.
Холст, масло. Овал 117×62 см
БСИИ ASG, инв. №01-0795
Картина до реставрации

0795_2
Франц Ксавьер Людвиг Хохр
Кающаяся Мария Магдалина
Франция, 1789 г.
Холст, масло. Овал 117×62 см
БСИИ ASG, инв. №01-0795
Картина после реставрации

Аналогичная история произошла и с картиной последователя испанца Хуана де Вальдеса Леаля, одно латинское название которой внушает трепет – In Ictu Oculi («В мгновение ока»).

2232_1
Хуан де Вальдес Леаль, последователь
Натюрморт с книгами и атрибутами церковной власти
Испания, XVII в.
Холст, масло. 123×164 см
БСИИ ASG, инв. №04-2232
Картина до реставрации

Данное полотно было приобретено на аукционе PIASA SA 24 июня 2011 года и изначально представляло собой натюрморт в жанре Vanitas Vanitatum («Суета сует»). Натюрморты с таким названием носят аллегорический характер, олицетворяющий быстротечность всего земного и неизбежность смерти. Каждый предмет на картине соответствует ее идейному содержанию. «Случайные» россыпи старых книг символизируют уже ушедшее время. Папская тиара, митра епископа с жезлом, императорская и королевская короны, цепь ордена Золотого руна, собранные вместе, означают власть, как церковную, так и светскую, которую с собой в иную жизнь не возьмет никто. Свеча – символ угасающей жизни, шпага и доспехи напоминают нам о том, что и оружие не может защитить от смерти, даже глобус – символ Земли – олицетворяет неизбежность конца на нашей планете. Все в работе несет глубокий философский смысл и призывает человека задуматься о тщетности бытия и скоротечности жизни.

В ходе изучения коллекции испанской живописи XVII века выяснились интересные подробности относительного данного полотна. Оказалось, что в церкви Госпиталя Братства Милосердия Господня в Севилье хранится работа художника, которая послужила основой для нашего натюрморта, воспроизводящего нижнюю часть картины из Севильи без изображения фигуры смерти в виде скелета, держащего косу и гроб. Верхняя часть холста оказалась срезанной, а изображение скелета в нижней части – записанным по заказу прежнего владельца. При этом на поверхности холста проступало изображение кости нижней конечности скелета на глобусе и контура косы. В результате чего было принято решение восстановить его первоначальный облик.

2232_2
Хуан де Вальдес Леаль, последователь
In Ictu Oculi («В мгновение ока»)
Испания, XVII в.
Холст, масло. 123×164 см
БСИИ ASG, инв. №04-2232
Картина после реставрации

В мастерских Международного института антиквариата была проведена большая работа по наращиванию верхней части холста и воссозданию изображения скелета с его атрибутами. Кромку, по которой был наращён холст, сознательно сделали заметной для того, чтобы зрители легко могли воспринимать нижнюю старинную часть полотна (XVII век) и верхнюю – современную (XXI век).

Здесь изображение скелета с косой, гробом и гаснущей свечой в канделябре исчезли, видимо, по той же причине, что и на картине Хохра. Правда тут символика уже не просто мрачна, а страшна и даже зловеща. Хотя могла быть и другая, более прозаичная, причина – картина достаточно велика и имеет округлое завершение. Возможно, она просто не вошла по форме или величине в то помещение, в котором должна была находиться. В любом случае это не оправдывает варварские манипуляции, совершенные с полотном.

После проведения подобной реставрации всегда возникают вопросы: «Насколько теперь эту работу можно считать авторской?» «Какой процент новодела в ней?» и «Какова теперь ее оценочная стоимость на рынке?». Ответим – свой первоначальный авторский замысел картина утратила уже до такого, как была отреставрирована нами. Предположительно часть полотна была срезана, а ноги скелета записаны в XIX веке. А значит мы просто реанимировали его. Тот натюрморт в жанре Vanitas Vanitatum, сохранившийся с XVII века, не имел такой духовной энергии, магической притягательности образа, той силы воздействия на зрителей, которой он обладает теперь, когда восстановлено изображение смерти. Сейчас композиция выглядит так, как должна выглядеть, логика ее ясна и авторский замысел восстановлен.

Благодаря тому, что кромка, по которой был наращён холст, явно визуализируется, можно четко понять, какая часть полотна является современной. А значит зритель не будет введен в заблуждение относительно процента вмешательств и может оценить, насколько близко смог мастер-реставратор воспроизвести живописный подчерк Вальдеса Леаля, подобрать необходимые тона и лессировки, соблюсти композиционное соотношение.

Подведем итог – картина примечательна благодаря необычной судьбе, интересному и символичному образному ряду, сложному, смелому и успешному реставрационному проекту. В работу вложено много ресурсов, которые не могут не повлиять на увеличение ее стоимости на арт-рынке.

Историческая живопись, как и религиозная, сегодня продается плохо. Для современного зрителя она неестественна, театральна, жестока и непонятна: мало кто разбирается в античной мифологии. Разумеется, картины мастера такого масштаба как Жак-Луи Давид пользуются успехом. Публику влечет его холодная, иногда аффектированная изысканность. В целом же, на торгах исторической живописью сюжет большой роли не играет, покупатель может и вовсе его не знать. Здесь картины оцениваются по наитию – нравится/не нравится, вписывается/не вписывается в интерьер.


Портрет. Данный жанр имеет свою классификацию коммерческой успешности:

  1. Портреты юных красавиц;
  2. Портреты знаменитых исторических личностей;
  3. Психологический портрет.

Портреты, на которых запечатлены молодые красавицы, продаются в несколько раз дороже изображений стариков. Не важно, насколько мастерски написан старик, не важно, что автором портрета является ван Дейк или Ян Ливенс – цена его будет ниже женского портрета, даже если он выполнен хуже. Никто не хочет стареть, как и не хочет, чтобы портреты с изображениями людей в преклонных летах, глядя со стен, ежедневно напоминали своим владельцам, что это неизбежно.

Идентификация портретируемого положительно сказывается на цене, тем более, если это известная историческая личность типа Мюрата Иоахима или муза художника, например, Хендрикье Стоффельс – возлюбленная Рембрандта. В Большом собрании изящных искусств ASG хранится несколько портретов, в ходе работы над которыми удалось установить личности портретируемых. Так, в коллекцию английской живописи XVII века поступила работа последователя Питера Лели «Кающаяся Мария Магдалина». Исследование установило, что на полотне изображена Элеонора Гвин – одна из первых профессиональных актрис Европы, бывшая кумиром любителей театра в Англии, среди которых был и сам король. В историю театра Элеонора Гвин вошла как первая характерная актриса.

Автору полотна удалось передать мечтательный образ молодой женщины, склонившей голову и задумчиво смотрящей на зрителя. Художник сумел прочувствовать артистизм натуры. Перед нами не просто грустящая женщина, а действительно актриса, играющая роль.

1790
Симон Верелст (?)
Элеонора Гвин в образе Марии Магдалины
Англия, 80-е гг. XVII в.
Холст, масло. 51,5×65 см
БСИИ ASG, инв. №01-1790

Кроме личности портретируемой, установлено и авторство. По манере письма, характерным деталям и особенностям техники портрет наиболее близок к картинам Симона Верелста – одного из последователей Питера Лели, получившего позднее популярность и признание, соизмеримые с его учителем.

До недавнего времени безымянным кардиналом оставался и Джованни Ганганелли, будущий папа Климент XIV (1705-1774), вошедший в историю как большой покровитель искусств и инициатор упразднения в XVIII веке ордена иезуитов. В Большое собрание изящных искусств ASG работа поступила как «Портрет кардинала». В результате исследований и консультаций с сотрудниками Исторического музея археологии Сантарканджело-ди-Романья, где находится аналог данного портрета работы итальянской школы второй половины XVIII века, был не только идентифицирован портретируемый, но и определена дата создания полотна – 1759-1769 годы.

1757
Витторе Гисланди, круг
Портрет кардинала Джованни Ганганелли
1759-1769 гг.
Холст, масло. 73×58 см
БСИИ ASG, инв. №02-1757

На аукционах портреты кардиналов, в особенности тех, кто в последствии стали папами, пользуются большим успехом. В первую очередь, по причине высокого технического уровня их исполнения – кардиналы не доверяли свои портреты кому попало, их писали только признанные мастера. Художникам такие портреты в полной мере позволяли раскрыть себя как талантливых колористов – фиолетовый и пурпурные оттенки кардинальской мантии, перстни с драгоценными камнями обеспечивали такую возможность с лихвой. Вершиной этого жанра в искусстве старых мастеров является портрет Иннокентия X работы Диего Веласкеса (1650 год, Галерея Дориа-Памфили, Рим). Увидев своё изображение, сам папа воскликнул: «Слишком правдиво!». Подозрительный и сосредоточенный взгляд, плотно сжатые губы, все выдает в Иннокентии X человека умного и энергичного.

В искусстве старых мастеров изображения кардиналов и пап всегда окружал ореол величия, таинственности и коварства. Лишь изредка в выражении лица, позе или в предметах одеяния можно было встретить намек на сомнения в нравственной чистоте, на любовь к роскоши или потворство собственным слабостям. С XIX века в изображениях кардиналов стали преобладать черты антиклерикализма, на что повлияла ведущая политическая тенденция – конфликт либералов и консервативной Церкви. Тайная, порой неприглядная жизнь духовенства будоражила умы художников и зрителей. Публике нравилось, когда церковники изображались в облике заурядном, а порой и недостойном. Миряне с удовольствием обнаруживали, что кардиналы подвержены тем же порокам и искушениям, что и они сами. Отныне портреты заменялись жанровыми сценами, происходящими в роскошно убранных кардинальских дворцах за закрытыми дверями, куда зрители могли проникнуть, лишь заглянув в замочную скважину. Кардиналы изображались вкушающими устриц, удящими рыбу, отгоняющими мух, курящими, а на картине самого ярого художника-антиклерикала Гюстава Курбе «Кюре, возвращающиеся с церковного совещания» и вовсе пьяными. Подобные полотна вызывали в зрителях усмешку и отвращение, но параллельно с этим внутреннюю радость морального освобождения от догматов Римско-католической церкви. Радость это порождала желание владеть этими полотнами. Именно поэтому художники охотно брались за подобные сюжеты – не только для того, чтобы низвергнуть институт Церкви, но еще и потому, что антиклерикальное искусство хорошо продается.

Вибер538
Жан-Жорж Вибер
Третий пасьянс
Дерево, масло. 93×73 см
9 мая 2014 г., Нью-Йорк, аукцион Sotheby’s, лот 54
$ 68,750 (эстимейт $ 40,000-60,000)

Возвращаясь к портретному жанру отметим, что идентификация портретируемого не всегда влияет на увеличение стоимости композиции. Одного имени недостаточно. В собрании ASG хранится портрет некой Фени де ла Прад художника из окружения Луи-Мишеля ван Лоо. Ни нам, ни французским аукционистам не удалось установить, кем она была, соответственно и имя ее на цену портрета большого влияния не оказало. В случае, если обстоятельства жизни Фени де ла Прад станут известными, портрет будет стоить дороже. Пока же больший интерес представляет изображение её в образе весталки – жрицы богини Весты в Древнем Риме.

Однако если потрет написал сам Рембрандт, то отсутствие информации об имени и личности изображенного на итоговую сумму продаж не повлияет, в любом случае, она будет очень высокой. Доказательство – «Портрет подбоченившегося мужчины». Его цена – $ 32,9 млн.

2225
Луи-Мишель ван Лоо, круг
Портрет Фени де ла Прад
в образе весталки
Франция, XVIII в.
Холст, масло. 80×63 см
БСИИ ASG, инв. №01-2225

Рейн539
Рембрандт Харменс ван Рейн
Портрет подбоченившегося мужчины
1658 год
Холст, масло. 107,5×87см
2009 г., аукцион Christie's
$ 32,9 млн

Определенную роль в увеличении стоимости портрета могут сыграть предметы туалета и аксессуары. Так, портреты кавалеров какого-либо ордена с изображениями их на кафтанах продаются дороже.

К категории дорогих портретов относятся и парадные. Их могли позволить себе только состоятельные люди, делая заказы лучшим мастерам за огромные суммы. В разные годы в Италии обращались к Тициану и Бронзино, во Фландрии – к Рубенсу и ван Дейку, в Голландии – к Халсу и Рембрандту, в Германии – к Холбейну младшему и Антону Рафаэлю Менгсу, в Испании – к Веласкесу и Гойе, во Франции – к Филиппу де Шампеню и Энгру, в Англии – к Рейнолдсу и Гейнсборо. Утонченность и шик, с которыми эти портреты исполнены, льстят не только моделям, но и их нынешним владельцам, так же, как и статусность, значимость и богатство портретируемых проецируется и на обладателей их изображений.

Якопо540
Якопо Понтормо
Портрет Козимо I Медичи (1530)
Дерево, масло. 92×72 см
1989 г., аукцион Christie's
$ 35,2 млн

Если обратиться к жанру психологического портрета, то здесь лидирующие позиции на рынке занимают автопортреты художников. Жанр автопортрета – это всегда эксперимент и невероятная психологическая глубина. Кого художник знает лучше самого себя? Кто может стать для него более требовательной моделью, чем он сам? Творец открывается зрителю, предлагает ему неожиданную, но всегда проницательную версию самого себя, избавленную от всего лишнего. Он пускает публику в свой внутренний мир, а это и есть самое ценное.

Грёз541
Жан-Батист Грёз
Автопортрет
Бумага, пастель. 55×43 см
22 мая 2018 г., Нью-Йорк, аукцион Sotheby’s, лот 132
$ 62,500 (эстимейт $ 25,000-35,000)

Кауфман542
Ангелика Кауфман
Автопортрет с палитрой и кистями
Холст, масло. 61×48,5 см
2 февраля 2018 г., Нью-Йорк, аукцион Sotheby’s, лот 233
$ 87,500 (эстимейт $ 30,000-40,000)

Жанровая живопись. Данный жанр коммерчески успешен благодаря простоте и незамысловатости сюжетов. В отличие от религиозной или исторической живописи, которые заставляют работать ум и душу, жанр легко усваивается. Все в нем привычно, хорошо знакомо, трогательно, а иногда и комично. В большинстве случаев он не требует дополнительных объяснений сюжета. Сцены веселых праздников и пирушек в духе Брейгеля понятны и привлекательны для всех, пикантные ухаживания с полотен Фрагонара и Буше вызывают улыбку, изображения врачевания Герарда Доу или ареста за воровство Уильями Хогарта изобилуют большим количеством деталей, каждую из которых хочется рассмотреть, они же рождают интерес к медицине и законодательству прошлых столетий, а от босоногих детей Эстебана Мурильо и вовсе нельзя оторваться! Всё это - жизнь как она есть со всеми страстями, людям нравится узнавать в ней себя, идентифицировать с представителями далеких эпох, разделять их повседневные заботы и чувства. Зрители любят, когда художник напоминает им, что поступки и чувства далекого прошлого мало чем отличаются от нынешних. Секрет успеха продаж жанровой живописи старых мастеров прост – она занимается не только воспитанием и улучшением нравов, как, например, религиозная, главное – она развлекает.

Дюсарт543
Корнелис Дюсарт
Крестьяне, играющие в кегли перед постоялым двором
Холст, масло. 35,5×44 см
4 декабря 2014 г., Лондон, аукцион Sotheby’s, лот 138
£ 50,000 (эстимейт $ 12,000-18,000)


1787
Корнелис Дюсарт
Чтение газеты
Голландия, XVII в.
Дерево, изображение на двух дубовых
досках с вертикальным расположением
волокон, масло. 58×45 см
БСИИ ASG, инв. №04-1787

Ян544
Ян Ливенс
Игроки в карты
Холст, масло. 97,5×105,5 см
8 мая 2007 г., Амстердам, аукцион Sotheby’s, лот 77
€ 1,768,000 (эстимейт € 150,000-200,000)


2929
Ян Ливенс, круг
Курители трубок
Голландия, XVII в.
Холст, масло. 116×93 см
БСИИ ASG, инв. №04-2929

Караваджизм. Самым дорогим стилем в искусстве старых мастеров является караваджизм. Яркая жизнь основателя этого стиля Микеланджело Меризи да Караваджо, его живопись с удивительными эффектами светотени, узнаваемыми персонажи и интенсивным колоритом вызывают восхищение покупателей. Хорошо продаются и художники XVII века, подражавшие ему.

Меризи545
Микеланджело Меризи да Караваджо, последователь
Концерт
Холст, масло. 108×150 см
8 июля 2015 г., Лондон, аукцион Sotheby’s, лот 9
£ 461,000 (эстимейт £ 100,000-150,000)


Цецилия546
Караваджист Бернардо Строцци
Святая Цецилия
Холст, масло. 69×53 см
6 июня 2012 г., Нью-Йорк, аукцион Sotheby’s, лот 22
$ 80,500 (эстимейт $ 40,000-60,000)

1755
Бернардо Строцци, мастерская
Святой Франциск Ассизский
Италия, XVII в.
Холст, масло. 115×104 см
БСИИ ASG, инв. №04-1755

Пейзажи. Дороже продаются те композиции, в которых удается определить место, изображенное на пейзаже. Цена анонимных пейзажей будет значительно ниже. Топографическая идентификация пейзажей важна, и тут даже существует своеобразный рейтинг изображенных европейских городов: лучше всего продаются виды Венеции, Рима, Флоренции и Парижа. Повышает цену ландшафтных пейзажей и включение в их композиции изображений архитектурных построек, портов и стаффажа.

Падуя547
Аполлонио Доменичини
Падуя, вид на северо-западную часть города по направлению
к Вилле Фоскарини Росси со стороны реки Бренты
Холст, масло. 53,5×82 см
23 января 2014 г., Лондон, аукцион Sotheby’s, лот 220
£ 30,000 (эстимейт £ 15,000-20,000)

0819
Аполлонио Доменичини
Вид на город Бассано-дель-Граппа со стороны реки Бренты
Италия, ХVIII в.
Холст, масло. 60×90 см
БСИИ ASG, инв. №04-0819

Карло548
Карло Бонавия
Итальянский речной пейзаж с акведуком
(Возможно вид Неаполя)
Холст, масло. 99,5×136,5 см
25 января 2007 г., Нью-Йорк, аукцион Sotheby’s, лот 111
$ 240,000 (эстимейт $ 150,000-200,000)

1786
Карло Бонавия
Пейзаж с храмом Минервы Медики (Рим)
Италия, XVIII в.
Холст, масло. 56×69 см
БСИИ ASG, инв. №04-1786

Анималистический жанр. Художники запечатлевали на своих картинах животных еще с эпохи Ренессанса. Изображения кошек, собак, оленей, львов, лошадей, овец и различных диких зверей пользуются на торгах неизменным успехом. Популярны сцены охоты – в них всегда присутствует доля эмоционального участия: зрители переживают смерть горделивого оленя, ярость льва, неистовую силу и агрессию охотничьих псов. Конечно, сцены жестокости и насилия над животными не у всех покупателей вызывают симпатию. Здесь необходимо понимание того, что в прежние века люди смотрели на подобные вещи иначе, проще. Охота – одно из любимых развлечений знати, убитое животное – трофей и источник питания. Только в XIX веке в искусстве проявится антропоморфизм, животных начнут наделять человеческими чертами, в них признают наличие души и разума. Живописцы даже станут писать их с почти человеческими мимикой и взглядом. Отныне их не так легко убивать на охоте. В живописи старых мастеров этого нет, здесь господствует натурализм и природное звериное нутро. Животные всецело покоряются воле человека. Их гибель на охоте не вселяет ужас, ведь для этого они и существуют! Однако подобная философия отношения к животным сегодня принимается далеко не всеми покупателями в аукционных залах. Многие из гуманных соображений отказываются приобретать изображения подстреленной дичи. Картины с изображениями павлинов и вовсе плохо продаются, особенно если эти павлины подстрелены. Здесь срабатывает распространенный предрассудок о том, что изображение павлина приносит несчастье, с другой стороны – охота на павлинов сегодня считается недостойным занятием. Милые изображения домашних питомцев в живописи старых мастеров крайне редки. Можно вспомнить единичные примеры у Тициана или Веласкеса, где домашние псы изображены вместе со своими хозяевами на портретах. Лучше всего продаются овцы и коровы – как невинный символ идиллической сельской жизни. В интерьерах картины с ними создают ощущение спокойствия и благонадежности.

Кабан549
Франс Снейдерс, мастерская
Охота на кабана
Холст, масло. 204×354 см
26 мая 2016 г., Нью-Йорк, аукцион Sotheby’s, лот 42
$ 60,000 (эстимейт $ 30,000-40,000)

Вос550
Пауль де Вос, последователь
Травля кабана
Холст, масло. 174,5×247,5 см
25 апреля 2006 г., Лондон, аукцион Sotheby’s, лот 254
£ 16,800 (эстимейт £ 6,000-8,000)

2297
Пауль де Вос, мастерская
Травля кабана
Фландрия, XVII в.
Холст, масло. 145×247 см
БСИИ ASG, инв. №04-2297

Роос551
Филипп Петер Роос
Пейзаж с козлом и овцами
Холст, масло. 92×148 см
6 июля 2006 г., Лондон, аукцион Sotheby’s, лот 260
£ 19,200 (эстимейт £ 10,000-15,000)

2098
Филипп Петер Роос
Стадо с пастухом и собакой
Германия, XVII в.
Холст, масло. 117×166 см
БСИИ ASG, инв. №04-2098

Натюрморт. Цена на натюрморт зависит от того, какие предметы он изображает. Лучше всего продаются цветы, фрукты, книги и музыкальные инструменты, хуже – битая дичь и композиции в жанре ванитас, напоминающие о смерти. Бессменными лидерами продаж в области натюрморта остаются голландские мастера XVII – XVIII веков: Питер Клас, Виллем Клас Хеда, Виллем Калф, Абрахам ван Бейерен, Балтасар ван дер Аст, Виллем ван Алст, Ян ван Хёйсум.

Клас552
Питер Клас
Натюрморт с лимонами, оливками и бокалом вина
Дерево, масло. 44,5×61см
30 января 2019 г., Нью-Йорк, аукцион Sotheby’s, лот 22
$ 2,535,000 (эстимейт $ 700,000-900,000)

Груша553
Педро де Кампробин
Натюрморт с грушами, сливами и яблоками
23 января 2003 г., Нью-Йорк, аукцион Sotheby’s, лот 15
$ 153,600 (эстимейт $ 30,000-40,000)

0823
Педро де Кампробин
Натюрморт с грушами
Испания, 1670-е гг.
Холст, масло. 66×50 см
БСИИ ASG, инв. №04-0823

Айва554
Мартинус Неллиус
Натюрморт с айвой, лимоном, устрицей,
бокалом вина, бабочкой и мухой
Холст, масло. 24×19,5 см
5 июля 2007 г., Лондон, аукцион Sotheby’s, лот 149
£ 74,400 (эстимейт £ 10,000-15,000)

1937
Мартинус Неллиус
Натюрморт с фруктами и устрицами
Голландия, XVII в.
Холст, масло. 33,5×25,5 см
БСИИ ASG, инв. №04-1937

Змея555
Отто Марсеус ван Скрик
Натюрморт с цветами, змеей и бабочками
Холст, масло. 70,5×54,5см
1 февраля 2018 г., Нью-Йорк, аукцион Sotheby’s, лот 44
$ 112,500 (эстимейт $ 80,000-120,000)

3436
Отто Марсеус ван Скрик
Натюрморт со змеей, лаской и бабочкой
Голландия, XVII в.
Холст, масло. 116×92 см
БСИИ ASG, инв. №04-3436

Экзотика. Экзотика всегда хорошо продается. Зрители любят живописцев, вдохновляющихся путешествиями в далекие не известные страны, ведь итогами этих странствий становятся произведения, удивляющие восторженную публику необычными диковинными образами и картинами. Если говорить об искусстве старых мастеров, то здесь источником экзотических сюжетов была Италия. Многие художника XVI-XIX веков, стремились в Италию за новыми впечатлениями и совершенно иными пейзажами центрального Средиземноморья. Здесь они приобщались к античной культуре и обычаям итальянского народа, проникались иными канонами красоты. Многие художники, награжденные Римской премией, после завершения своего «Grand Tour» возвращались домой, напитавшись впечатлениями от соприкосновения с предметами античного и ренессансного искусства, под влиянием которого менялась их собственная живопись. Другие – оставались в Италии на долгие годы, а были и те, кто переселялся сюда насовсем. Самым ярким художником итальянского экзотизма был Клод Лоррен. Именно он создал образ Италии, сделав ее пейзажи каноничными. Вслед за Лорреном художники пейзажисты будут утверждать этот канон до тех пор, пока не сведут его до трафаретности, и тема итальянского экзотизма полностью иссякнет.

Далее художники XIX века откроют Восток. Делакруа будет черпать вдохновение в Северной Африке и странах арабского мира. Ван Гог обратится к Японии, а Гоген уедет на Таити. Сегодня на арт-рынке их картины вызывают огромный ажиотаж.


Клод556
Клод Лоррен
Пейзаж долины Аньене, близь Тиволи, с руинами и акведук
Коричневые чернила. 23,5×35см
31 января 2018 г., Нью-Йорк, аукцион Sotheby’s, лот 2
$ 1,635,000 (эстимейт $ 600,000-800,000)

Этьен557
Этьен Аллегрен
Классицистический пейзаж с фигурами людей и животных на берегу
11 июля 2002 г., Лондон, аукцион Sotheby’s, лот 208
£ 31,070 (эстимейт £ 15,000-20,000)

3916
Этьен Аллегрен
Речной пейзаж
Франция, последняя четверть XVII – первая треть XVIII вв.
Дерево, масло. 76×103 см
БСИИ ASG, инв. №04-3916

Батальный жанр. Сцены военных действий в исполнении старых мастеров отличаются постановочностью, живописностью и повышенной героизацией. Сражения трактуются скорее как театр военных действий или же праздничные зрелища. Даже если художники сами становились участниками битв, для нас, зрителей, они изображали их с безопасного расстояния, оставляя ужасные стороны боев на долю солдат. Подобные изображения войны плохо продаются, поскольку покупатели ждут от батального жанра накала, мук драматизма и самоотречённости подвига. Сегодня самыми дорогими на европейских аукционах являются сцены Первой мировой войны. Ранее человечество не сталкивалось со столь масштабными вооруженными конфликтами. Впервые примененные в 1915 году газовые атаки вселили в людей ужас. Первая мировая послужила и своеобразным водоразделом для истории искусства, кардинально изменившим её: отныне тема экзистенциального страха и страшные сюрреалистические ведения надолго станут ведущими темами в творчестве многих живописцев. Некоторые художники стали непосредственными участниками Первой мировой, среди них были и погибшие в боях (Умберто Боччони, Франц Марк, Август Маке), другие, вернувшись к мирной жизни, не смогли достичь довоенного уровня, их новые работы были менее удачными. Вряд ли можно говорить о том, что эти художники исчерпали себя, скорее тяжкие впечатления, вынесенные из этой войны, погасили творческий запал, подточили душевные силы, столь необходимые для созидания в искусстве. Война на полотнах этих живописцев – это клубок боли, страданий, ужаса, грязи, оружия и вывернутых в крике ртов. Здесь нет места героической патетике и патриотизму, воспетым старыми мастерами. Именно художники XX века на собственном опыте показали миру, что в войне нет ничего романтического и возвышенного. И дороже столь горького опыта не может быть ничего.

Винни558
Кристофер Ричард Винни Невинсон
Рассвет, 1914 год
Холст, масло. 56,5×47,5 см
21 ноября 2017 г., Лондон, аукцион Sotheby’s, лот 5
£ 1,869,000 (эстимейт £ 700,000-1,000,000)

Осада559
Пауль Кастельс
Осада города
1668 год
Холст, масло. 67×95 см
27 марта 2007 г., Амстердам, аукцион Sotheby’s, лот 29
€ 11,400 (эстимейт € 7,000-9,000)

2237
Пауль Кастельс
Явление Святого Иакова в битве при Клавихо
Фландрия, XVII в.
Холст, масло. 113×194 см
БСИИ ASG, инв. №04-2237


Алина БУЛГАКОВА

Источники:

  1. Воллар А. Ренуар. Сезанн. / пер. с фр. Н.Тырсы, Е.Малкиной. – М.; Республика. 2000. – 415 с.: ил.

  2. Хук Ф. Завтрак у Sotheby's: Мир искусства от А до Я / пер. с англ. В. Ахтырской. – СПб.: Азбука, Азбука-Аттикус, 2019. – 416 с.: ил.
Поделиться: