decor
Следите за нашими новостями

«… разнообразие имен художников в частном собрании поражает даже искушенного искусствоведа»

05.03.2022

22 февраля Выставочный центр Международного института культурного наследия посетила научный сотрудник отдела западноевропейского изобразительного искусства Государственного Эрмитажа Алиса Мезенцева - куратор выставки «Золотой век фламандского искусства», открывшейся в центре «Эрмитаж-Казань». Гостью познакомили с постоянной экспозицией и хранилищем, а также произведениями, объединенными в виртуальную выставку «Окружение гениев: Фламандская живопись XVII века из Большого собрания изящных искусств ASG». В завершение встречи искусствовед дала эксклюзивное интервью «Миру искусств»


- Алиса Александровна, расскажите о замысле выставки «Золотой век фламандского искусства»

- Концепция выставки представляет зрителю исключительную возможность знакомства со всеми аспектами развития фламандской школы живописи. Эрмитаж хотел привезти наиболее характерные примеры произведений и сформировал экспозиционные залы по тематическому принципу. Это кабинетное искусство – картины, написанные для украшения кабинетов или кунсткамер, так в XVII веке назывались частные собрания, именно эти кабинеты стали прообразом будущих картинных галерей в Европе. У нас этот жанр представляют Иероним Янсенс, Петер Неффс и, конечно, Давид Тенирс Младший, произведения которого занимают целый зал. Его считают лучшим представителем кабинетного искусства. Мы отобрали для выставки шесть его наиболее значительных картин, в том числе и из экспозиции. Тенирс был мастером крестьянского быта, но казанский зритель увидит и пейзажи, портреты, натюрморты. Отдельный зал – аллегории и притчи, к которым нередко обращались фламандские мастера и два больших зала: Якоб Йорданс и фламандское барокко второй половины XVII века, и зал Рубенса и Ван Дейка.


1.jpg


2.jpg

Гостья высоко оценила коллекцию живописи БСИИ ASG, особенно пейзажи фламандской школы


- Когда говорят об искусстве XVII века, Фландрию непременно сравнивают с Голландией. Народ практически один, но Фландрия - зависимая, католическая, феодальная, Голландия - свободная, протестантская, буржуазная. При этом фламандское искусство ничуть не уступает голландскому, в чем-то даже гораздо богаче. Как это можно объяснить?

- Вы хотите сказать, что оно должно быть более сдержанным?

- Исходя из социально-политического контекста, круга заказчиков – дворянство, церковь, власть, - менее свободным.

- Различия отражаются в первую очередь в цветовой гамме. Фландрия – Испанские Нидерланды – более южная, и колорит во фламандской живописи XVII века отличается богатством красок, большей декоративностью, тогда как в Голландии более сдержанные приглушенные тона. Сами сюжеты во Фландрии в основном тяготеют к религиозным темам, но в то же время есть Йорданс, которого называют самым фламандским из живописцев за его любовь к народным праздникам и национальному фольклору, все помнят его картину «Бобовый король». Мы привезли большой натюрморт «Повар у стола с дичью» из собрания Екатерины Второй, которую она приобрела в Лондоне в 1779 году у премьер-министра сэра Роберта Уолпола. Затем картина попала в Эрмитаж, судьба ее интересна еще и тем, что во время эвакуации коллекций Эрмитажа в 1941 году картину накатали на вал, и она находилась в запасниках долгое время. Только в 2015 году ее раскатали с вала и обнаружилась подпись Пауля де Воса, и великолепная живопись Йорданса, написавшего фигуру повара.

- Почему так долго не раскатывали, про картину забыли?

- Нет, не забыли, просто не было условий, чтобы ее раскатать. Потом, когда построили «Старую Деревню» - огромный реставрационно-хранительский центр – РХЦ Эрмитажа, где есть и экспозиция постоянная, и реставрационные мастерские, появились условия для раскатки валов, и до сих пор мы этим занимаемся, еще не все валы раскатаны.

- В одной статье по английской живописи я прочитала, что до массовой эмиграции голландцев в Великобританию, там просто не было среды, достаточной для появления гения. Во Фландрии такое созвездие имен, что гений неминуемо должен был появиться. И он появился, причем не один. Вы согласны с утверждением, что гений обязан своим появлением среде?

- Конечно. Безусловно. Гений должен вызреть. Для Фландрии Антверпен был центром фламандского искусства, там жил сам Рубенс. Под влиянием великого гения Питера Пауля Рубенса формировалось вообще все искусство Фландрии. Это именно фламандская специфика, когда один художник влиял на все виды искусства: и живопись, и графику, и прикладное искусство, и архитектуру, по его рисункам делались картоны для шпалер. Рубенс был лидирующим художником в XVII веке во Фландрии.

- Вы спрашивали о принципах комплектования нашего собрания, Алексей Сёмин, владелец БСИИ, формируя коллекцию живописи, системно отбирает именно окружение гениев – художников, которые творили одновременно или рядом с гением, вернее, с тем, кого потом признали гением. У нас нет Рембрандта, но есть Ян Ливенс, пять лет деливший с ним одну мастерскую, нет Рубенса, но есть его соавтор и любимый ученик Снейдерс, и есть Ромбоутс. Говорят, что он смертельно завидовал Рубенсу, и чем сильнее был пароксизм зависти, тем лучше он писал. Чтобы не стать «вторым Рубенсом» покидает Родину Ван Дейк. Хотя мне кажется, что и оставшись в Антверпене, он стал бы самостоятельным творцом, а не учеником Рубенса.

- Ван Дейк, второй по значению фламандский мастер, любимый ученик Рубенса, представлен на нашей выставке двумя произведениями из собрания Эрмитажа, ранним и поздним. Это портрет апостола Петра, написанный в 1617 году, когда Ван Дейк еще работал в мастерской Рубенса, очень проникновенный образ по конкретной модели – Абрахама Графеуса, служителя антверпенской гильдии Святого Луки – с не характерной иконографией для апостолов, в момент острого раскаяния. И портрет позднего периода – английского – сэра Уильяма Чалонера из постоянной экспозиции Эрмитажа. Вы ведь придете на выставку?

- Обязательно. Приятно было узнать о Вашей любви к пейзажу, я тоже люблю этот жанр. Чем, по-Вашему, отличается фламандский пейзаж – только объектом изображения или подходом к выбору предмета, композицией, колоритом?

- Фламандский пейзаж отличается тем, что была такая традиция сотрудничества двух мастеров, очень часто в картине кто-то пишет собственно пейзаж и все окружение, а стаффажные фигурки принадлежат кисти другого художника. Но есть отдельные фламандские мастера, которые писали все сами. Например, Адриан Сталбемт.

- В Большом собрании изящных искусств ASG имеются два произведения кисти этого художника. Одно из них написано на мифологический сюжет и называется «Латона и крестьяне Ликии». Ряд пейзажей фламандской школы находятся в процессе атрибуции.


3.jpg

Сталбемт, Адриан ван
Латона и крестьяне Ликии
Фландрия, XVII в.
Холст, масло, 141×182 см
БСИИ ASG, инв. №04-2230


- Я готова помочь вам с атрибуцией фламандских пейзажей, меня очень заинтересовала ваша коллекция.


4.jpg

«Ваша коллекция свидетельствует о тонком вкусе собирателя, а каталог – о высокой
компетентности сотрудников музея…»


- Пейзажей или живописи в целом? Какое впечатление у Вас сложилось о нашем собрании?

- Я поражена. Поражена таким крупным собранием, никогда о нем не слышала, поражена самой коллекцией, предметами, свидетельствующими о тонком вкусе собирателя, тем, что собираются вещи не первого порядка, а те, которые мы у себя в Эрмитаже называем фондом Б, - для изучения и постижения. Это, кстати, именно то, чем я занималась в Эрмитаже, когда поступила туда работать – атрибуцией вещей из фонда Б. В каждом европейской музее есть такой фонд, который не выставляется, а предназначен для исследований. Хотя у вас есть вещи, которые вполне можно выставить, их невозможно отнести к научно-вспомогательному фонду.

- Мы очень рады Вашей готовности помочь нам с атрибуцией фламандских пейзажей, а на что Вы чаще ориентируетесь при атрибуции – на знания или технико-технологическую экспертизу?

- Технико-технологическая экспертиза проводится, если возникает необходимость в ней. Если есть какие-то сомнения, мы прибегаем к технологиям, а если сомнений нет – налицо единство творческой манеры, техники письма и т.д. - ее можно и не проводить. Но иногда какой-нибудь рентген решает все. Когда я атрибутировала картину Трофима Биго, на рентгеновском снимке бумажного фонарика, изображенного на картине, явно был виден водяной знак в виде птицы в круге, который стоит и на других картинах Биго. Таким образом, удалось благодаря рентгену установить работу интересного художника, произведений которого дошло до нас считанные единицы. Поэтому все эти дополнительные методы, применяемые в атрибуции, они важны, ими пренебрегать нельзя.

- После каких учебных заведений чаще всего люди приходят в Эрмитаж, после Репинского, как Вы, или есть разные школы?

- После университета, я после Репинского. И сейчас там учусь в аспирантуре.

- Над какой темой работаете?

- Символика окна и входа в нидерландском искусстве эпохи Возрождения. Тема теоретическая, иконографическая, не основанная на конкретных произведениях, а рассматривающая данные объекты в целом, например, что значит оконный или дверной проем в нидерландских триптихах, или их значение в портретах, или на картинах мадонн с младенцем. Вот эту традицию я изучаю под руководством профессора Юлии Ивановны Арутюнян.

- У нас есть картина Норберта ван Блумена «Игроки в карты», там тоже присутствует оконный проем, из него торчит дерево, наш директор Алина Булгакова установила, что это своеобразная цитата фламандской пословицы, аналога «шила в мешке не утаишь», тем самым ван Блумен намекает на нечестную игру, которая будет раскрыта.

- Прекрасный пример, правда, более поздний – XVIII век, но корни этой самой традиции больше уже семантические, здесь то, что мы видим в окне, а я исследую, что означает само окно. Хотя иконография потрясающая, позволяющая продолжать мою тему.


5.jpg

Норберт ван Блумен
Игроки в карты
Фландрия, начало XVIII века
Холст, масло. 81,5×108 см
БСИИ ASG, инв. № 04-2228


6.jpg

Запись в книге почетных гостей



Светлана БОРОДИНА

Поделиться:
Яндекс.Метрика