decor
Следите за нашими новостями

Новости культуры

СМИ о нас

Подписка на новости

Я хочу получать интересные материалы

Потвердите подписку перейдя по ссылке в письме.
Произошла ошибка. Попробуйте еще раз.
Читать онлайн Читать онлайн

От «золотого века» до упадка: искусство шпалер, обюссонов и вердюр в Большом собрании изящных искусств ASG

14.10.2016

Расцвет многих европейских шпалерных мастерских пришелся на XVII – XVIII столетия. После Великой французской революции многие из них не смогли продолжить работу на прежнем высоком уровне и в том же объеме. Интересна зависимость художественного и технического качества исполнения шпалер от работы на мануфактурах гугенотов – лучших ткачей Европы, уход которых с производства, в результате религиозных гонений, сулил упадком мануфактур. В статье мы расскажем историю возникновения и развития трех крупных европейских центров ковроткачества: Брюссель, Ауденарде и Обюссон, а также о созданных здесь шпалерах собрания ASG.

Большая часть коллекции шпалер поступила в Большое собрание изящных искусств ASG без каких-либо сведений об их происхождении. На основе найденных аналогов и сопоставительного анализа особенностей построения композиций, трактовки образов, передачи деталей и колористической гаммы нами была выявлена продукция мануфактур Брюсселя, Ауденарде, Обюссона и Бове. В настоящее время в собрании ASG находится три брюссельские шпалеры: тенирс «Танец вокруг майского дерева» и две композиции на мифологические сюжеты – «Пир Клеопатры» и «Бой Ахилла и Гектора». Обе они выполнены по картонам знаменитых мастеров – Исаака Муайона (1614 – 1673) и Питера Пауля Рубенса (1577 – 1640). Именно в Брюселле было положено начало выполнению шпалер по картинам знаменитых художников. Для брюссельских шпалер характерны: сложные многофигурные композиции, где действующие лица заполняют все поле ковра; костюмы, соответствующие моде времени, вне зависимости от хронологии изображаемых событий; многообразие трав и цветов на переднем плане. Чаще всего сюжетами брюссельских шпалер становились события античных мифов, древней истории и Ветхого Завета. Одним из самых известных мастеров, работавшим на мануфактурах Брюсселя, был Бернарт ван Орлей (1488/1492 – 1541/1542), привнесший во фламандские шпалеры традиции итальянского искусства (художник обучался в Риме). Наиболее знаменитой серией шпалер, выпущенной по картонам Орлея в 1531 – 1533 годах, стала «Охота императора Максимилиана».

В конце XVI века из-за массовых гонений на гугенотов, эмигрировавших в Делфт, Мидделбург, Англию и Германию, мануфактуры Брюсселя пришли в упадок. Производство вновь возродилось после того, как в ноябре 1611 года мастерская Яна II Раеса (Jan Raes II, 1570 – 1643) подписала контракт с Питером Паулем Рубенсом на создание рисунков к четырем сериям шпалер. Кроме продукции Раеса популярностью пользовались и изделия мастерских Яна Лейнерса, Гулама ван Кортенберга, Франса ван дер Хекка, Гулама ван Леефдаля, Якоба ван дер Борхта. Здесь изготавливали шпалеры не только по эскизам Рубенса, но также его ученика Якоба Йорданса (1593 – 1678), и кермессы в стиле Тенирсов.

После учреждения Кольбером мануфактуры Гобеленов производства Брюсселя испытали влияние французской продукции. С выходом серии гобеленов «История Александра Македонского» (1664 год), являющейся завуалированной аллегорией величия короля Людовика XIV, она была повторена ткачами Брюсселя, а в 1694 году, когда королевская мануфактура Франции была закрыта из-за финансовых осложнений, вызванных войнами, многие французские ткачи перебрались во Фландрию.

Одной из самых примечательных брюссельских шпалер Большого собрания изящных искусств ASG является «Пир Клеопатры», на которой изображена сама царица Египта и Марк Антоний – римский политический деятель и полководец.

0782
Шпалера «Пир Клеопатры»
Фландрия, Брюссель (?), середина XVII в.
Шерсть, шелк; шпалерное ткачество; 310×330 см
БСИИ ASG, инв. №05-0782

По легенде, изложенной у Плиния Старшего в «Естественной истории» (ок. 77 года н.э.), Клеопатра держала пари с Марком Антонием, что она превзойдет его в роскоши пиршеств. Она утверждала, что за один обед сможет потратить десять миллионов сестерциев (древнеримская серебряная монета). Царица выиграла спор, растворив крупный жемчуг в кубке с уксусом, а затем выпив получившийся напиток.

На шпалере запечатлен момент, когда Клеопатра держит в руке жемчужную сережку, демонстрируя ее Марку Антонию. Служанки за их спинами уже принесли сосуд с уксусом. Полководец и царица сидят за столом, уставленным яствами. В правой части композиции изображена свита Марка Антония, в том числе мальчик, держащий его шлем. У ног полководца – собака.

Данная шпалера была исполнена по мотивам работ Исаака Муайона, создававшего картоны для мануфактур Обюссона. Она входила в серию «Прославленные женщины древности» середины XVII века, состоявшую из семи композиций. Тканый ковер, созданный по картонам Муайона, хранится во дворце Ласкари в Ницце.

Ницца
Шпалера «Пир Клеопатры»
Франция, мануфактура Обюссона, середина XVII в.
Исполнена по картонам Исаака Муайона
Дворец Ласкари, Ницца

Параллельно с серией шпалер Обюссона в Брюсселе вышел ансамбль «История Антония и Клеопатры», куда также входила работа «Клеопатра растворяет жемчужину». Серия эта содержала, по меньшей мере, пять сюжетов, а эскизы для картонов разработал в 1649 – 1650 годах Юстус ван Эгмонт (1601–1674) – фламандский живописец, ученик Рубенса, впоследствии придворный художник. Серия «История Антония и Клеопатры» впервые была выткана на шпалерной мануфактуре Брюсселя, где в течение 1650 – 1660-х годов пережила несколько выпусков. Успех серии породил многочисленные подражания в других центрах производства шпалер. Существует также версия искусствоведа Нелло Форти Граццини, согласно которой данная серия шпалер происходит из Антверпена.

СПб
Шпалера «Пир Клеопатры»
Фландрия, Брюссель, мастерская Гулама ван Леефдаля, вторая половина XVII в.
Исполнена по картонам Юстуса ван Эгмонта
Шерсть, шелк, 400×370 см
Государственный Эрмитаж, Санкт-Петербург

При этом шпалера собрания ASG, хотя и создана по мотивам работ мастера, изготавливавшего картоны для Обюссона, вероятно, была исполнена во Фландрии в Брюсселе. Данную версию подтверждает трактовка композиции в виде крупных объемов фигур, которые близки, в частности, персонажам со шпалеры «Брак Хлодвига», созданной по картонам барочного мастера Жана Леклерка (1587/1588 – 1633) в XVII столетии (Дворец То, Реймс), а также серии «История Феодосия II», вытканной в Брюсселе в мастерской Даниэля Эггермана или Жана Леклерка. Близка на данных шпалерах и колористическая гамма с ее обилием золотистых и синих тонов, а также трактовка лиц с крупными чертами.

Реймс
Шпалера «Брак Хлодвига»
Фландрия, Брюссель, XVII в.
Исполнена по картонам Жана Леклерка
Дворец То, Реймс

Еще одной брюссельской шпалерой собрания ASG, созданной в середине XVII века, является «Бой Ахилла и Гектора». На ней изображено сражение между принцем Трои, сыном ее последнего царя Приама – Гектором и храбрейшим героем Древней Греции – Ахиллом. Ахилл, получив новое оружие, выкованное богом огня и кузнечного ремесла Вулканом, ринулся в бой, чтобы отомстить за своего друга Патрокла, убитого Гектором. На шпалере запечатлен момент, когда Гектор, поверженный, лежит на земле, а Ахилл уже занес над ним меч для решающего удара. Согласно «Илиаде» (Песнь XXII «Умерщвление Гектора»), доспехи Гектора практически полностью защищали его от ударов, оставляя лишь небольшую брешь в области ключиц, куда и нанес ему смертельную рану Ахилл. Отступлением от эпического и иконографического канона в данном случае является замена копья в руках Ахилла на меч. Задний план занимает изображение сражения (в «Илиаде» бой происходит, когда все троянцы скрылись за стенами).

2335
Шпалера «Бой Ахила и Гектора»
Фландрия, Брюссель, середина XVII в.
Шерсть, шелк; шпалерное ткачество; 319×250 см
БСИИ ASG, инв. №05-2335

События Троянской войны широко отражены в произведениях художественного ковроткачества. Известны серии шпалер «История Троянской войны» (Ауденарде, XVII век и мануфактура Гобеленов, XVIII век), «История Париса и Елены» (Обюссон, конец XVII века и Феллетен, вторая половина XVII века, обе – по эскизам Исаака Муайона), «История Ахиллеса» (Брюссель, середина XVII века – по эскизам Рубенса). Картон, по которому создавалась шпалера из Большого собрания изящных искусств ASG, представлял собой несколько переработанный и упрощенный вариант эскиза Рубенса.

Рубенс
Питер Пауль Рубенс
Смерть Гектора (эскиз)
Фландрия, ок. 1635 г.
Холст, масло, 44,5×53 см
Музей Бойманса – ван Бёнингена, Роттердам

Интересен и широкий бордюр шпалеры. Боковые части представляют собой витые колонны (т.н. «соломоновы столбы») с капителями композитного ордера, а верхняя – упрощенный вариант бордюров на шпалерах Яна II Раеса (Jan Raes II, 1570 – 1643), посвященных историям Деция Муса. Данная серия хранится в Вадуце в коллекции принца Лихтенштейна.

Ян II Раес – один из ведущих ткачей Брюсселя первой половины XVII века. В период с 1613 по 1629 годы он был одним из восьми главных ткачей Брюсселя, а в 1634/1635 избирался бургомистром.

Раес
Ян II Раес
Посвящение Деция Муса
Фландрия, Брюссель, 1616/1643 гг.
Шерсть, шелк. 399×402 см
Коллекция принца Лихтенштейна

Еще одним крупным центром шпалерного ковроткачества во Фландрии являлся город Ауденарде. Сырье здесь было менее высоких сортов, чем в Брюсселе. Однако фактура, хотя и становилась более грубой, приобретала дополнительный и по-своему привлекательный пластический эффект.

Самое раннее упоминание о созданной в Ауденарде шпалере относится к 1368 году, а первые ткацкие мастерские появились в конце XIV века. В 1441 году местные ткачи объединились в гильдию Святой Варвары, имевшую свой устав. «Золотым веком» ауденардских шпалер стало XVI столетие, когда более половины населения города было занято на текстильных мануфактурах. Работы этого времени отличаются высоким качеством исполнения и сюжетным разнообразием: религиозные, исторические и мифологические сцены, охота, вердюры. Согласно закону Карла V от 16 мая 1544 года, мануфактуры Ауденарде были обязаны ставить знаки на бордюрах со сведениями о том, кем они были выполнены. Для Ауденарде, так же, как и для Брюсселя, создавали эскизы Питер Пауль Рубенс, Якоб Йорданс и Давид Тенирс (1610 – 1690).

Шпалеры Ауденарде, в основном, изготавливались сериями (около шести ковров), которые назывались «комнаты», поскольку подразумевалось, что все они будут украшать стены одного помещения. Изображения отличались сложностью декора композиций и обилием тщательно проработанных деталей. Художник исполнял эскиз, который затем переносился на картон, использовавшийся в дальнейшем неоднократно.

Бордюры на шпалерах Ауденарде ткались с 1500-х годов. Каждый ткач сам разрабатывал дизайн бордюров, который был един для всех шпалер в рамках определенной серии. В большинстве случаев бордюры ткались одновременно с основной сюжетной композицией, но иногда выполнялись отдельно и пришивались позднее.

Примером продукции мануфактур Ауденарде из Большого собрания изящных искусств ASG может служить шпалера «Аллегория лета».

0786
Шпалера «Аллегория лета»
Фландрия, Ауденарде, середина XVII в.
Шерсть, шелк; шпалерное ткачество; 266×326 см
БСИИ ASG, инв. №05-0786

Ранее у композиции было несколько рабочих версий атрибуции сюжета, среди которых самыми близкими были: «Плетение венка Гиласу» (сцена из романа французского писателя Оноре д’Юрфе (1568 – 1625) «Астрея), «Флоралии» (праздник римской богини цветов Флоры, участники которого украшали друг друга цветами) и «Обнаружение Вулкана» (хромоногий бог кузнец был сброшен Юноной и Юпитером с Олимпа, упав на остров Лемнос, где о нем позаботились местные жители). Однако на основе нахождения полного аналога шпалеры, проходившего на аукционе «Ivaluable» в Шантийи (Франция) 24 апреля 2016 года, ее атрибуция была изменена.

Ауденарде
Шпалера «Аллегория лета»
Ауденарде, XVII в.
Шерсть, щелк. 323×335 см
Проходила на аукционе «Ivaluable» 24 апреля 2016 года, Шантийи (Франция)

Эксперты данного аукционного дома атрибутировали сюжет как «Аллегорию лета». Такая трактовка подразумевает, что эта шпалера входила в серию «Времена года», однако мы не располагаем в настоящее время сведениями о каких-либо других шпалерах предполагаемой серии.

Шпалера данного аукциона очень близка работе из собрания ASG. Композиции обеих работ изображают пасторальную сцену, на которой в центре на земле среди большого количества тщательно вытканных цветов полулежит молодой человек. Его украшают цветами две девушки. У правой кромки – юноша в шляпе с пером, поднявший руку вверх. Слева в глубине – сидящая на земле пара – юноша и девушка, на подоле платья которой лежат цветы. Рука девушки продета в ручку кувшина. На заднем плане изображена охота на волков и замок. Композицию дополняют традиционные атрибуты пастухов – широкополые шляпы, сумки через плечо и посохи.

Обе шпалеры обрамлены широким бордюром, украшенным растительным орнаментом, основным элементом которого являются дубовые листья, по углам – львиные головы (нижний бордюр шпалеры собрания ASG – утрачен). В медальонах изображены события из истории Самсона – библейского судьи-героя, прославившегося подвигами в борьбе с филистимлянами. В данном случае представлены сцены – «Самсон убивает льва», «Самсон и Далила».

Еще одну «Аллегорию лета» можно увидеть на шпалере, вытканной в Обюссоне, но уже в XVIII веке.

0788
Шпалера «Аллегория лета»
Франция, Обюссон, XVIII в.
Шерсть, шелк; шпалерное ткачество; 277×305 см
БСИИ ASG, Инв. №05-0788

По поводу возникновения мастерских Обюссона нет однозначного мнения. Одни ученые утверждают, что производство зародилось на берегах Крёзы благодаря сарацинам, спасшихся бегством от армии Шарля-Мартеля в 732 году и осевших на этих землях. Свою гипотезу они подтверждают названием местного вида ковров – sarrasinois, что означает «сарацинский». По другой версии, зарождением коврового искусства средневековый Обюссон обязан Луи I де Бурбону, подтвердившему в 1331 году привилегии города и пригласившему сюда фламандских мастеров, соблазнив их качеством местных вод, необходимых для обезжиривания и окраски шерсти. К тому же местное крестьянство располагало достаточными ресурсами – обильными пастбищами и стадами – для открытия полноценного производства.

Первые шпалеры Обюссона XVI – XVII веков отличаются обилием зелени, особенно в вердюрах (пейзажах), которые на протяжении долгого времени будут визитными карточками мануфактуры. Сцены охоты на единорогов, волков, львов, кабанов, оленей и религиозные сюжеты также изображались среди богатой и пышной декоративной зелени. Данный период даже получил название «Зеленый». Помимо этого на мануфактуре повторяли успешные серии Гобеленов и Бове («История Александра Македонского», «Стихии», «Игры детей»).

В XVIII столетии наступает период расцвета мануфактуры Обюссона. Туда приезжает работать художник и опытный мастер-красильщик Жан-Жак Дюмон, из Парижа присылают картоны Жана-Батиста Удри (1686 – 1755), Франсуа Буше (1703 – 1770), Жана-Батиста Гюэ (1745 – 1811) и других крупных живописцев Франции. Среди наиболее популярных серий можно выделить «Китайские сцены», созданные по картонам Буше. Но и в этот период шпалеры мануфактуры Обюссона отличаются своеобразным колоритом и несколько наивной трактовкой фигур и пейзажа. Шерсть, из которой ткались эти шпалеры, грубее и поэтому, как правило, они толще, а фактура их более рубчатая. Обюссонские шпалеры были относительно недорогими и имели распространение преимущественно среди провинциального дворянства.

После событий Великой французской революции мануфактуры Обюссона не смогли наладить работу в прежнем объеме и возродить художественные традиции прошлого. Тканые ковры все больше начинают уподобляться живописным полотнам, а их колористическое решение значительно упрощается. В 1884 году французское правительство принимает решение об упразднении производства и учреждении на его основе Национальной школы декоративного искусства Обюссона (L’école nationale d'art décoratif d’Aubusson), первым директором которой стал живописец и гравер Антуан-Мариус Мартин. Именно при нем школа с большим успехом участвовала в Международной выставке современного декоративного и промышленного искусства 1925 года в Париже.

В центре обюссонской шпалеры из собрания ASG изображена Церера (греч. Деметра) – античная богиня плодородия и земледелия. Ее голову украшает корона из початков кукурузы. В ее правой руке горящий факел – отсылка к мифу о похищенной Прозерпине, ее дочери, поисками которой Церера занимается в холодное время года. Богиню окружают жнецы, убирающие урожай и резвящиеся в реке. Мотивы жатвы и купания – основные для символизации лета. Кроме того, композицию украшают постоянные атрибуты данного времени года – снопы колосьев и серпы. Юноша, лицо которого обращено к Церере, – Триптолем, учитель хлебопашества, ее любимец и спутник.

Шпалера обрамлена широким бордюром, украшенным узором из стилизованных изображений пышных кустов и цветов. Такой тип обрамления является переходным между красочно декорированными бордюрами с гирляндами цветов, гротесками и мини-сценками в медальонах шпалер XV – XVII веков и имитацией картинных рам более позднего периода.

В целом аллегории времен года и циклы месяцев – популярная тема фламандских и французских шпалер XVI – XVII веков. В сюжетах, отображающих годовой цикл, обычно изображались соответствующие сезону сельскохозяйственные работы. Привязка к определенному месяцу могла подчеркиваться зодиакальным символом. Ренессанс возродил античную традицию персонифицировать времена года в образах языческих богов. Флора или Венера, как правило, олицетворяют весну, Церера – лето, Бахус – осень, которая неизменно ассоциировалась с виноделием, а Борей или Вулкан – зиму. Церера также появлялась в качестве персонификации элемента земля в сериях шпалер, посвященных аллегориям стихий. Серия «Аллегории времен года» с изображениями Флоры, Цереры, Бахуса и Вулкана несколько раз выпускалась в Обюссоне и Феллетене на протяжении XVIII столетия, в частности, в мастерской Мишеля Верне. Этой мастерской принадлежит шпалера XVIII века «Аллегория зимы», проходившая на аукционе Sotheby’s 24 февраля 2015 года в Лондоне. Близки между собой фигуры юноши-помощника, которого в «Аллегории лета» можно трактовать как Триптолема, а в «Аллегории зимы» эта же фигура выступает в роли одного из киклопов, работавших в кузнице Вулкана. Обюссонская шпалера, вытканная около 1700 года, с отдыхающей Церерой, в руках которой факел и сноп колосьев, приведена в каталоге шпалер замков Баден-Вюртемберга.






Амстердам
Шпалера «Аллегория лета»
Франция, Обюссон, конец XVII – начало XVIII вв.
Шерсть, щелк. 272×325 см
Проходила на аукционе Christie’s 2 – 3 октября 2012, Амстердам

Лондон
Шпалера «Аллегория зимы»
Франция, Обюссон, мастерская Мишеля Верне, XVIII в.
Шерсть, щелк. 282×293 см
Проходила на аукционе Sotheby’s 24 февраля 2015, Лондон

Работа по атрибуции шпалер Большого собрания изящных искусств ASG не прекращается. Осложнена она ограниченностью русскоязычной литературы по истории и технологиям реставрации предметов шпалерного ткачества. Фундаментальными трудами в этой области являются исследования заведующей отделом западноевропейского прикладного искусства Эрмитажа – Нины Юрьевны Бирюковой. Эти работы и на сегодняшний день являются основным источником по изучению западноевропейских шпалер в России. Материалы по реставрации шпалер публикует на своем портале Государственный музей изобразительных искусств им. А.С. Пушкина.

В этих условиях каталог шпалер Большого собрания изящных искусств ASG внесёт свой вклад в научную атрибуцию сюжетов, хронологию и места создания представленных в коллекции образцов европейского ковроткачества. Приведенные в каталоге аналоги полностью сохранившихся композиций помогут восполнить представления об изначальном виде той или иной шпалеры и о том, фрагментом какой ее части является дошедшая до нас сцена. Безусловно, атрибуция многих шпалер из собрания ASG требует дальнейшего изучения, а так же внесения уточнений.

Список литературы:

  1. Бирюкова, Н.Ю., Верховская, А.С. Западноевропейские шпалеры XIV – XVIII вв. Государственный Эрмитаж. Путиеводитель по выставке. – М.: 1956.
  2. Boccara, J. Ames de laine et de soie. – Château de Sainte-Rémy-en-l’Eau: Éditions d’art Monelle Hayot, 1988 – 351 p.
  3. Lázló, E. Flemish and French Tapestries in Hungary. – Budapest: Revai Printing House, 1981. – 198 p.

Алина БУЛГАКОВА

Поделиться: