decor
Следите за нашими новостями

Новости культуры

СМИ о нас

Подписка на новости

Я хочу получать интересные материалы

Потвердите подписку перейдя по ссылке в письме.
Произошла ошибка. Попробуйте еще раз.
Читать онлайн Читать онлайн

От «Тайной вечери» до «Голгофы»: евангельские темы в русском и западноевропейском изобразительном искусстве

25.02.2016

В феврале исполняется 185 лет со дня рождения Николая Ге – русского живописца и рисовальщика, мастера исторических и религиозных полотен. Критика и особенно церковь не всегда принимали его трактовку евангельских сюжетов, слишком натуралистическую для русского искусства, но вполне традиционную, как показывают коллекции Большого собрания изящных искусств ASG, для Западной Европы.

Родился будущий художник Николай Ге в 1831 году в семье воронежского помещика. Необычная фамилия является производным от Gay – дед художника был французом и эмигрировал в Россию в конце XVIII века, скорее всего, бежав от революции.

В три месяца ребенок остался без матери – в год его рождения в центральных губерниях России свирепствовала холера. По настоянию отца все заботы о младенце взяла на себя его няня – крепостная.

Способности к рисованию Николая Ге обнаружились еще в гимназии, но не смея ослушаться отца, он учился сначала в Киевском, а затем в Петербургском университетах на математическом факультете. Однако основное время он посвящал рисованию в стенах Эрмитажа. В 1850 году Ге бросил университет и поступил в Академию художеств, в которой обучался семь лет. Большая золотая медаль, полученная в конце обучения, дала ему возможность выехать за счет Академии в Европу.

Одной из главных заслуг Николая Ге, по мнению критиков, является то, что он первым среди русских художников уловил новое реалистическое направление в библейских сюжетах. Трудился Ге мучительно: создавал вариант за вариантом, редко доводил их до конца, никогда не был доволен сделанным. И сама судьба его картин складывалась драматично.

В 1861 году Ге начал писать «Тайную вечерю», а в 1863 году привёз её в Петербург и выставил на осенней выставке в Академии Художеств.

Тайная вечеря
Николай Ге
Тайная вечеря. 1863 г.
Холст, масло. 283х382 см.
Государственный Русский музей, Санкт-Петербург

Сегодня картина считается мощным произведением, отражающим специфику восприятия художником библейского мифа. В небольшой комнате с высокими потолками и каменными стенами в одном из домов города Иерусалима стоит обыкновенная кушетка, на которую облокотился Иисус. Молодой Иоанн в ногах у него, а сзади стоят другие апостолы. Седоглавый Петр (считается, что в нем Ге изобразил себя) — во главе стола. За ним видны еще несколько нечетких темных фигур. Справа, у стены, расположен светильник, очень ярко освещающий всю фигуру Петра (больше всего лицо), белую скатерть стола, наклоненную голову Христа и переполненные тревогой и смятением глаза апостолов. Самого светильника не видно: его закрывает темный силуэт Иуды, облик которого мы угадываем, а не видим.

В композиции прослеживается библейская символичность: праведным светом доброты и мудрости освещен стол – художественное олицетворение общности духовной пищи для апостолов. Этим светом освещается Христос, растерянные взгляды апостолов, устремленные на Иуду, он попадает и на Петра, охраняющего райские врата. Все они в негодовании и замешательстве от поступка Иуды, заслонившего им свет разума. И лишь Иисус спокоен и грустен.

Картина произвела на публику сильное впечатление. Официальная пресса усмотрела в ней «торжество материализма и нигилизма», а цензура запретила воспроизводить эту картину в копиях. Тем не менее, «Тайная вечеря» кисти Николая Ге была приобретена российским императором в личную коллекцию. Академия присвоила Николаю Ге звание профессора, минуя звание академика. Ге был избран Действительным членом Императорской Академии художеств. Таким образом, его творчество получило признание у искушенной столичной публики.

Николай Ге не отступает от религиозной темы и с 1869 по 1880 год пишет картину «Христос в Гефсиманском саду». Его критикуют и заставляют поверить в свою бездарность, но спустя некоторое время автор переделывает полотно, и тогда критики замолкают. Эта картина признана одним из шедевров великого художника.

Христос в Гефсиманском саду
Николай Ге
Христос в Гефсиманском саду. 1880-е.
Холст, масло.
Третьяковская Галерея, Москва, Россия

Ге показывает зрителю Христа, который готов развести свои руки. Он знает свое предназначение, но согласиться с этим до конца ему достаточно сложно. До распятия осталось совсем немного времени, Иисус устал, и в Гефсиманском саду он терзается сомнениями и борется со своими страхами. Его одеяние растрепалось так же, как и душа великих грешников. На лице спасителя мы видим тревогу, но не отчаяние. Совершенно один в темном лесу он обращается к Отцу и знает, что его слышат и прощают.

Это полотно будет длительное время выставляться на закрытых выставках. О нем будут говорить и хорошее, и плохое. Николай Ге поймет, что это и есть настоящий успех.

Картина «Голгофа» стала одной из последних работ Николая Ге и, по мнению критиков, осталась неоконченной. Автор постарался вложить в своё произведение глубокий нравственный смысл.

Голгофа
Николай Ге
Голгофа (Картина не закончена). 1893 г.
Холст, масло. 222,4х191,8 см.
Третьяковская Галерея, Москва, Россия

В центре картины — Христос и два разбойника. Каждый персонаж картины наделён своими чертами характера. Так, автор ведёт диалог со зрителем, тонко намекая на происходящее и рассказывая о настроении каждого из героев. Сына Божьего одолевает отчаянье, он заламывает себе руки. Его глаза закрыты, а голова запрокинута. Из-за спины Иисуса выглядывает преступник со связанными руками. Он приоткрыл рот, а глаза сами собой расширились от ужаса. Справа стоит юноша, в прошлом разбойник, теперь – мученик, который печально отвернулся. Автор намеренно противопоставляет своих персонажей.

Слева в поле зрения возникает деспотичная рука, которая подаёт сигнал к началу казни. Фигура Иисуса излучает безнадёжность, он предчувствует долгую и мучительную смерть, у его ног уже положили крест. Николай Ге предельно точно показал, как Христа предали и отправили на позорную казнь. Всеми изобразительными средствами художник подчеркивает, что Сына Божьего казнили несправедливо. Задача, которую автор поставил перед собой, донести до зрителя, что Христос своим поступком искупил грехи всего рода человеческого и подарил людям шанс на спасение, пожертвовав своей жизнью.

Ге упрекали за пренебрежительное отношение к форме и злоупотребление контрастными красками. Возможно, это был единственный приём, способный выразить чувства художника. Не боясь преступить границы художественности, игнорируя нормы и условности, Николай Ге достиг потрясающих результатов в изображении физических и нравственных мук человека, обрисовав их с необычайной силой и достоверностью.

Кроме Николая Ге к драматичным религиозным сюжетам обращались и другие русские живописцы, в частности Александр Иванов (1806-1858) и Николай Крамской (1837-1887). Однако первопроходцами в данном иконографическом русле были западноевропейские мастера. Особенно популярна тема предательства Иисуса Иудой и в целом страсти Христовы среди старых мастеров в XVII столетии в эпоху Барокко, поскольку данные сюжеты позволяли изобразить на картинах сильные эмоции: страдание, боль, раскаяние, муки и сомнения.

Так, в Большом собрании изящных искусств ASG хранятся картины французских и фламандских мастеров XVII века, с помощью которых можно проследить сюжетную цепочку от «Моления о чаше в Гефсиманском саду» до «Крестного пути Христа на Голгофу».

За сюжет «Моления о чаше» брались многие художники, решая его с разной степенью успеха. Христа в Гефсиманском саду писали Андреа Мантенья (1455 г.), Джованни Беллини (1465-1470), Эль Греко (1605 г.) и другие, менее именитые, мастера, в частности, Карель Саварье – фламандский живописец, даты и обстоятельства жизни которого не известны. В собрании ASG хранится композиция Саварье, выполненная на меди, где Христос изображен молящимся в ночь перед арестом в Гефсиманском саду.

Моления о чаше
Карель Саварье
Моления о чаше
Фландрия, XVII в.
Медь, масло. 68,5×87 см.
БСИИ ASG, инв. №04-2418

В центре – коленопреклоненный Иисус. Он приложил руку к груди и смотрит в небеса, моля Бога о спасении от предстоящих мук. С ответом к Христу летят ангелы, один из которых несет в руках распятие и чашу, наполненную страданиями, которую Сыну Божьему придется испить до дна. Ученики Спасителя спят, а вдалеке уже идут стражники и Иуда.

Далее в череде трагических событий следует «Поцелуй Иуды» – сюжет, не оставляющий равнодушным никого, поскольку посвящен одной из самых мучительных тем человечества – предательству ближнего. Пожалуй, наиболее известной работой на этот сюжет сегодня в мире является фреска Джотто (ок. 1267-1337). На ней Иуда облачен в плащ желтого цвета, который до той поры считался одним из наиболее радостных и царственных цветов. Здесь же, по воле художника, за ним закрепляется негативный оттенок. На картине круга французского живописца XVII века Мишеля Корнеля Старшего (1642-1708) из собрания ASG предатель Иуда одет во все черное.

Поцелуй Иуды
Мишель Корнель Старший, круг
Поцелуй Иуды
Франция, ок. 1700 г.
Холст, масло. 38,5×47 см.
БСИИ ASG, инв. №04-2771

В центре полотна изображен Иисус в красном одеянии. Он покорно дает поцеловать себя Иуде в знак следовавшим за ним воинам, что это именно тот, которого им надлежит взять под стражу. В правой части мы видим солдат, вооруженных копьями и алебардами, они держат поднятые факелы и фонари. В композицию вошел и сюжет с отрубанием уха у слуги (левый нижний угол холста). Он упоминается во всех четырех Евангелиях, хотя только Иоанн поименно называет его участников: «Симон же Петр, имея меч, извлек его, и ударил первосвященнического раба и отсек ему правое ухо; имя рабу было Малх». Таким образом, художник из окружения Корнеля Старшего противопоставляет предательству Иуды верность другого ученика Христа, готового бороться за жизнь и свободу своего учителя.

После этого опознавательного поцелуя начнутся уже физические страдания Иисуса, где одним из самых тяжких будет Крестный путь – путь Христа из дома Пилата на гору Голгофу, где он будет распят. Во время этого пути Иисус был подвергнут бичеванию и поруганию воинами, увенчавшими его голову терновым венком. И здесь мы вновь вернемся к творчеству фламандца Кареля Саварье, написавшему картину «Крестный путь на Голгофу», также избрав для нее медную доску абсолютно того же размера, как и для «Моления о чаше».

Крестный путь на Голгофу
Карель Саварье
Крестный путь на Голгофу
Фландрия, XVII в.
Медь, масло. 68,5×87 см.
БСИИ ASG, инв. №04-1309

Глядя на эту многофигурную композицию, сложно сразу идентифицировать здесь фигуру Христа с его ношей. Внимание привлекает всадник на белой лошади, наблюдающий за ходом этой печальной процессии, а также всадники в металлических доспехах, следующие за ним. Христос изображен в центре, он припал к земле, лишившись сил. Люди, пытаясь помочь, поддерживают его крест, а святая Вероника вытирает пот с лица Спасителя простым полотенцем, на котором чудесным образом запечатлелся его лик. Справа – Богоматерь, скорбно наблюдающая за муками своего сына и поддерживающий ее ученик Христа – Иоанн. Вдали – Голгофа, к основанию которой уже добрался Иисус. На горе расположилось множество людей, ожидающих, когда и до них доберется обреченный на казнь мученик.

Тема Страстей Христовых является вечной в изобразительном искусстве. К ней обращались мастера разных школ и исторических эпох. В Большом собрании изящных искусств ASG есть работы и других мастеров, посвящавших свои произведения данной теме, например, картина мастерской Франса II Франкена «Крестный путь на Голгофу». Все это лишь доказывает большой интерес художников всех веков и стран к нравственным и духовным проблемам.

Светлана БОРОДИНА
Алина БУЛГАКОВА

Источники
wikipedia.org
opisanie-kartin.com
pravmir.ru

Поделиться: