decor
Следите за нашими новостями

Новости культуры

СМИ о нас

Подписка на новости

Я хочу получать интересные материалы

Потвердите подписку перейдя по ссылке в письме.
Произошла ошибка. Попробуйте еще раз.
Читать онлайн Читать онлайн

Скромное обаяние классики

09.04.2015

Не секрет, что часто музеи одной и той же художественной направленности участвуют в негласном соревновании между собой на лучшее собрание. Ценность собрания подчеркивают не только знаменитые мастера, произведения которых единичны, но и менее известные художники, составившие культурный фон эпохи. При этом коллекции собраний музеев выполняют единую просветительную и охранительную функцию, дополняя друг друга.

Так, например, Серпуховский историко-художественный музей и Международный институт антиквариата обладают богатыми и грамотно структурированными коллекциями живописи западноевропейских старых мастеров XVII – XVIII вв. Коллекции эти имеют интересные параллели в виде созвучных друг другу работ и помогают создать целостную картину творческой жизни Европы этого времени.

Как в основе Большого собрания изящных искусств ASG лежат частные коллекции, так и ядро серпуховского музея составила коллекция купчихи первой гильдии Анны Васильевны Мараевой. В 1896 г. она приобрела для украшения только что отстроенного городского особняка часть собрания известного московского коллекционера Юрия Всеволодовича Мерлина (1834 – 190(?)), которое, преимущественно, состояло из картин и скульптур западноевропейских мастеров XVI – XIX вв. После революции коллекция А.В. Мараевой была национализирована и передана в Серпуховский музей старины и искусств, основанный в 1920 г. и разместившийся в залах ее бывшего дома. Сюда же влились памятники из национализированных особняков и поместий Орловых-Давыдовых, Соллогубов, Вяземского.

Сегодня собрание живописи Серпуховского музея по праву считается одним из лучших среди региональных музеев. Наиболее полно, как в количественном, так и в качественном отношении, здесь представлены работы итальянских мастеров XVII – XVIII вв. Музей особенно гордится произведением болонского художника Микеле Дезублео (ок. 1601 – 1676) «Медор и Анжелика» (1640-гг.)

1974452.JPG
Микеле Дезублео
Медор и Анжелика
Италия, 1640-гг. Холст, масло. 96×127 см
Серпуховский историко-художественный музей

Данный мастер работал вместе с выдающимся итальянцем Гвидо Рени (1575 – 1642), чью мастерскую он унаследовал после смерти последнего. В Большом собрании изящных искусств ASG хранится «Святой Себастьян», написанный как раз мастерской Гвидо Рени.

1974452.JPG
Гвидо Рени, мастерская
Святой Себастьян
Италия, XVIIв. Холст, масло. 132,5×96 см
БСИИ ASGИнв. № 04-1004

В Серпуховском музее так же есть Святой Себастьян кисти Джачинто Бранди (1623 – 1692) – мастера, большую часть жизни проработавшего в Риме.

1974452.JPG
Джачинто Бранди
Святой Себастьян
Италия, сер. XVII в.
Серпуховский историко-художественный музей

В Риме же обучался живописи неаполитанский художник Лука Джордано (1632 – 1705). В Серпухове находится работа его мастерской «Избиение младенцев».

1974452.JPG
Лука Джордано, мастерская
Избиение младенцев
Серпуховский историко-художественный музей

Данную картину отличает высокий уровень живописного мастерства. Широкомасштабное полотно наполнено динамикой и экспрессией. Матери отчаянно пытаются спасти своих детей. В правой части одна из них вцепилась рукой в лицо воина, держащего детскую ножку. Лица персонажей выражают самые разные эмоции: ужас, горе, страх, ненависть, боль и скорбь. Их крупные черты лица по воле мастера исказились, мелкие детали и линии приобрели большую дробность, четкость очертаний. Выдержан и характерный для живописца колорит с обилием охристых и землистых тонов, разбавленных красным и синим цветом.

В Большом собрании изящных искусств ASG хранится восемь картин, имеющих отношение к Луке Джордано – это как полотна самого мастера, так и произведения его учеников и последователей. В собрании представлены произведения на религиозные («Антоний Великий», «Христос во славе», «Лот и его дочери») и мифологические сюжеты (парные работы «Венера и Адонис» и «Диана и Эндимион»). Особый интерес представляет полотно «Пан и Сиринга», написанное самим Лукой Джордано на один из сюжетов о метаморфозах в античной мифологии.

1974452.JPG
Лука Джордано
Пан и Сиринга
Италия, XVII в.Холст, масло. 52×86 см
БСИИ ASG Инв. №04-2151

Сиринга – прекрасная лесная нимфа, не раз преследуемая богами и сатирами. Козлоногий и рогатый Пан влюбился в Сирингу, но был отвергнут ею. Тогда он предпринял попытку взять ее силой. Он преследует нимфу до преградившей ей путь реки Ладона. Тут она взмолилась о том, чтобы ее облик изменился, и Пан неожиданно обнаружил, что держит в объятиях не возлюбленную, а тонкие трубки тростника. Звук ветра, дувший в них, был настолько красив, что он срезал несколько трубок и, соединив их, назвал свой инструмент именем нимфы– сиринга.

В правой части, на темном фоне мы видим Сирингу с вытянутыми вперед руками, спасающуюся бегством от Пана. Здесь же, в нижней части композиции, спиной к зрителю изображена обнаженная нимфа.

«Пан и Сиринга» – один из самых популярных сюжетов в творчестве Луки Джордано. Работа с этим названием находится в галерее Уолпол в Лондоне (Walpole Gallery, London, см. №A405, 248×322 см., холст, масло ок. 1685 г.). Композиция работы из собрания ASG полностью, почти зеркально повторяет композицию картины из собрания Уолпол и отличается от нее фоном, а также деталями на переднем плане. Близки обе работы по манере письма – широкими мазками, a-primo. Характерен и колорит, построенный на сочетании различных оттенков земельных красок: охры, сиены, умбры и др.

Дополняет коллекцию картин, посвященных различным метаморфозам и похищениям, работа круга Луки Джордано «Борей, похищающий Орифию»

1974452.JPG
Лука Джордано, круг
Борей, похищающий Орифию
Италия, XVIII в. Холст, масло , 93,5×124 см
БСИИ ASGИнв. № 04-2926

Борей – северный ветер, а в аллегориях Четырех времен года – персонификация Зимы. Он любил Орифию, дочь легендарного царя Афин Эрехтея. Против желания он унес ее, чтобы сделать своей женой («Мет.», 6:692 – 722).Согласно общепринятой иконографии Борей изображен старым, у него косматые седые волосы и крылья. В руках он держит Орифию, задрапированную в темный плащ. Сцену дополняет амур в правом верхнем углу холста.

Другим художником, представляющим итальянскую школу XVIII в. и имеющимся в обоих собраниях, является Джованни Антонио Пеллегрини (1675 – 1741). Полотна этого живописца знакомят зрителя с жизнью последней уцелевшей от времен итальянского Возрождения купеческой республики – Венеции. Мастер больших полотен, Пеллегрини вслед за титанами Ренессанса отошел от монументальной фресковой живописи, предпочитая более мобильную технику живописи масляными красками по холсту. У своих прославленных предшественников – Тициана, Тинторетто и Паоло Веронезе - он перенял знаменитый колорит, составивший славу венецианской школы: богатство тональных переливов, холодные оттенки в сочетании с теплым золотом, изысканный серебристый цвет, несколько жестко преломляющийся при светотеневой моделировке.

В Серпуховском историко-художественном музее находится работа Пеллегрини «Моисей источает воду из скалы», характеризующая автора не только как прекрасного художника-колориста, но и большого мастера сложных композиционных построений.

1974452.JPG
Джованни Антонио Пеллегрини
Моисей источает воду из скалы
Италия, 1710-е гг.
Серпуховский историко-художественный музей

В собрании ASG хранится картина круга Джованни Антонио Пеллегрини «Марк Антоний и Клеопатра».

1974452.JPG
Джованни Антонио Пеллегрини, круг
Марк Антоний и Клеопатра
Италия, нач. XVIIIв. Холст, масло. 32,5× 21 см
БСИИ ASGИнв. № 04-0824

На картине изображена встреча Клеопатры и Марка Антония – полководца, которому при разделе римского мира достался Восток. Антоний решает предпринять большой поход против парфян. Готовясь к нему, он посылает офицера Квинта Деллия в Александрию пригласить Клеопатру к себе в Киликию. Он собирался обвинить ее в помощи убийцам Цезаря, надеясь под этим предлогом получить с нее как можно больше денег для похода. Клеопатра, разузнав о характере Антония и прежде всего о его влюбчивости, тщеславии и страсти к внешнему блеску, прибывает на судне с вызолоченной кормой, пурпурными парусами и посеребренными веслами. Сама она восседает в наряде Афродиты, по обе стороны от нее стоят с опахалами мальчики в виде эротов, а управляют кораблем служанки в одеяниях нимф.

В центре, на переднем плане художник изобразил Марка Антония в военных доспехах и красном плаще, приветствующего Клеопатру. Слева – римские воины – пешие и всадники. В правой части – корабли с поднятыми парусами, а на заднем плане – морской залив с видом на портовый город, напоминающий своими постройками родную живописцу Венецию.

Еще одним выдающимся итальянцем, работавшим в XVIII столетии, является Франческо Джузеппе Казанова (1727 – 1802) – брат известного авантюриста Джакомо Казановы. Работал этот художник, в основном, в батальном и анималистическом жанрах. Жил в Дрездене и Париже, где выставлял свои работы в Лувре. В 1763 г. стал членом Королевской Академии живописи и скульптуры. С 1772 г. создавал эскизы шпалер для королевских фабрик в Бове и Обюссоне. В нач. 1790-х гг. Екатерина II заказала Казанове написать цикл картин, изображающих победу русского флота над турками, рабочие этюды к этим полотнам находятся в Вене, в Альбертине.

Во многих крупных музеях России хранятся произведения Казановы. Например, в Государственном музее изобразительных искусств им. А.С.Пушкина находятся четыре работы живописца, среди которых особенно выделяются «Гроза» и «Нападение разбойников». Две картины Казановы есть и в Большом собрании изящных искусств ASG. На одной изображена сцена штурма горящей крепости времен Семилетней войны (1756 – 1763), а на другой – кавалерист на гарцующей лошади. Работы из собрания ASGи ГМИИ им А.С. Пушкина роднит выразительность образов и яркая экспрессивность, выражающаяся в движении всадников и буйстве стихий.

1974452.JPG
Франческо Казанова
Всадник перед горящей цитаделью
Италия, XVIII в. Дерево, масло, 38,5×52,5 см
БСИИ ASGИнв. № 04-1098

1974452.JPG
Франческо Казанова
Гроза
Италия, XVIII в. Холст, масло, 55×70 см
ГМИИ им. А.С. Пушкина, Москва

Иное звучание имеет картина из Серпухова под названием «Горный пейзаж с путниками».

1974452.JPG
Франческо Джузеппе Казанова
Горный пейзаж с путниками
Италия, XVIII в.
Серпуховский историко-художественный музей

Здесь мы видим скорее идиллическую пасторальную сцену с изображением крестьян и стада на фоне пейзажа, растворяющегося в дымке на заднем плане. Написанное в традициях классицистической живописи, заложенных Клодом Лорреном (1600 – 1682), полотно логичнее сравнить с эрмитажной работой «Рыбная ловля», где персонажи безмятежно предаются развлечениям на фоне античных руин.

1974452.JPG
Франческо Казанова
Рыбная ловля
Италия, XVIII в.
Государственный Эрмитаж, Санкт-Петербург

Роднит собрания Серпуховского музея и Международного института антиквариата и состав коллекции фламандской живописи, в частности, картины выдающегося жанриста Яна Йозефа Хореманса Старшего (1682 – 1759). Художник в своем творчестве испытал влияние Давида Тенирса Младшего и писал жанровые сцены с изображением праздников, гулянок, концертов и пирушек, прославляя жизнь простых горожан, бюргеров и крестьян. На картине из серпуховского музея изображен домашний концерт в духе работ Антуана Ватто (1684 – 1721). Хозяева богатого дома вместе с гостями разыгрывают некий спектакль. Импровизированными декорациями служит обстановка гостиной, где массивные драпировки по бокам, напоминающие кулисы, усиливают ощущение театральности.

1974452.JPG
Ян Йозеф Хореманс Старший
Домашний концерт
Фландрия, первая четверть XVIII в.
Серпуховский историко-художественный музей

На картинах Хореманса Старшего из Большого собрания изящных искусств ASG изображены сцены из жизни простых крестьян. На переднем плане работы «Пирушка» мы видим танцующих крестьян: мужчину и женщину. Здесь же – сидящие за столом люди, которые пьют пиво из больших кружек. Фоном служит высокий дом с черепичной крышей и пейзаж в правой части.

1974452.JPG
Ян Йозеф Хореманс Старший
Пирушка
Фландрия, XVIII в.Холст, масло. 82,5×66,5 см
БСИИ ASG Инв. №04-2328

Трудовые будни горожан художник запечатлел на картине «В мастерской сапожника». В центре изображен сам сапожник, держащий в руках свою работу. Перед ним на стуле, спиной к зрителю – юный подмастерье, а слева – женщина с золоченым кувшином в руках, пришедшая забрать свой заказ. Ее красная одежда выделяется на фоне общей темно-коричневой цветовой гаммы, в которой выдержан колорит композиции. Многочисленные детали помогают разнообразить обстановку мастерской и внести момент занимательности: на полу лежит перевернутая плетеная корзина, на столе разложены орудия труда сапожника, а по стенам развешана обувь. Объяснить и, отчасти «оправдать», появление всех этих деталей в композиции помогают персонажи на заднем плане – мужчины и женщины, пользующиеся данными вещами в повседневной жизни.

1974452.JPG
Ян Йозеф Хореманс Старший
В мастерской сапожника
Фландрия, XVIIIв. Холст, масло. 42×56 см
БСИИ ASG Инв. № 04-4200

Если говорить о параллелях в области натюрморта, то здесь на первый план выходит голландская живопись, поскольку именно в этой стране данный жанр в XVII в. пережил свой «золотой век». В обоих музейных собраниях представлены натюрморты различной тематики. Есть классические варианты с изображениями цветов, плодов и фруктов, а есть натюрморты философские и аллегорические (лат. vanitas – «суета, тщеславие»). К первому направлению относятся картины Йоханнеса Баумана (1601 – после 1653) – уроженца Страсбурга, работавшего в Амстердаме. В Большом собрании изящных искусств ASG находится картина этого мастера «Натюрморт с омаром и яблоками», а в серпуховском собрании – «Цветы, фрукты и обезьянка». Интересно, что в обоих случаях научные сотрудники музеев испытывали затруднения при определении их авторства.

1974452.JPG
Йоханнес Бауман
Цветы, фрукты и обезьянка
Голландия, кон. 1630 – нач. 1640-х гг.
Серпуховский историко-художественный музей

В частности, натюрморт из Серпухова поступил в музейное собрание как работа Бальтазара ван дер Аста (ок. 1593 – 1657), однако его относительно монохромный колорит и уравновешенная композиция мало соответствовали представлениям о звучной, построенной на контрасте ярких локальных тонов цветовой гамме этого мастера. Еще больше искусствоведы утвердились в этом после организованной в 1983 – 1984 гг. в Москве, Ленинграде и Дрездене представительной выставки, на которой удалось поставить рядом картину из Серпухова с подписанной работой Бальтазара ван дер Аста «Морские раковины и фрукты» (Картинная галерея старых мастеров, Дрезден). Разница живописных почерков оказалось очевидной. С другой стороны, авторство Йоханнеса Баумана подтверждается сопоставлением данной картины с его подписным «Натюрмортом с обезьянкой» (Музей изящных искусств, Страсбург), в котором композиционное пространство трактуется сходным образом.

1974452.JPG
Йоханнес Бауман
Натюрморт с омаром и яблоками
Голландия, XVIIв. Дерево, мало. 49,5×82,5 см
БСИИ ASG Инв. № 04-2239

Открытым остается вопрос и по поводу авторства натюрморта из собрания ASG. Была предпринята попытка переатрибуции картины авторством Бартоломеуса Астейна (ок. 1607 – 1668).

По заключению французских экспертов, «Натюрморт с омаром и яблоками» написан Йоханнесом Бауманом, поскольку налицо стилистические черты, позволяющие отнести данную работу к творчеству художника, связанного с кругом Аброзиуса Босхарта Старшего. Сам А. Босхарт известен, прежде всего, цветочными натюрмортами. Но художники, входившие в его круг, расширили тему натюрморта, во многом определив его последующее развитие в голландском искусстве. Среди мастеров этого круга, стилистически близких к данному натюрморту, безусловно, можно выделить, кроме Йоханнеса Баумана, и Бартоломеуса Астейна. Однако, выявленные работы этого художника имеют несколько отличные черты. Более того, при сопоставительном анализе работ из Серпуховского историко-художественного музея и Большого собрания изящных искусств ASG видна их общность – пирамидальный характер композиции при изображении корзины и блюда с фруктами, идентичная масштабность предметов и фактура передачи плодов (особенно слив и яблок), а также созвучность цветового решения, выдержанного в тонко сгармонированной серовато-охристой гамме.

Другое направление искусства натюрморта представлено полотнами Матиаса Витхоза (1621/1627 – 1703) – голландского мастера, работавшего на стыке натюрмортного и пейзажного жанров. Художник долгое время работал в Италии, в Риме, а по возвращении в Голландию особенно преуспел в изображении растений, цветов, насекомых и рептилий. Его животные, фрукты и цветы, написанные с натуры, впоследствии использовались для создания натюрмортов в жанре vanitas.

1974452.JPG
Матиас Витхоз
Гирлянда цветов на фоне пейзажа
Дерево, масло. 40×28 см
Серпуховский историко-художественный музей

1974452.JPG
Матиас Витхоз
Сельский пейзаж с мельницей
Голландия, XVII в. Холст, масло. 88×103
БСИИ ASG Инв. № 04-0841

Работа из серпуховского музея являет собой сочетание цветочного натюрморта с пейзажем на заднем плане в виде гор и замка. Слева композиция фланкирована высокой вазой в античном духе. На картине из собрания ASGв центре мы видим мертвую птицу с расправленными крыльями, а на заднем плане – стремительно бьющие потоки водяной мельницы. Данные образы характерны для натюрмортов в жанре vanitas и призваны символизировать собой неизбежности смерти и быстротечность жизни.

Близки друг другу и работы еще одного голландца XVIIстолетия Питера Мюлира (ок. 1637 – 1701) – известного мариниста из Харлема, прозванного Кавальере Темпеста из-за его любви к изображениям бушующего моря (итал. «tempestа» – «буря»). В постоянной экспозиции серпуховского музея отдела западноевропейского искусства представлена картина Мюлира «Буря на море».

1974452.JPG
Питер Мюлир
Буря на море
Серпуховский историко-художественный музей

В Большом собрании изящных искусств ASG находится три работы этого мастера. Наиболее близка к серпуховской картина «Корабли в бушующем море у берега».

1974452.JPG
Питер Мюлир
Корабли в бушующем море у берега
Голландия, XVIIв. Холст, масло. 59×84 см
БСИИ ASG Инв. №04-3700

Обе работы являются характерными для творчества мастера в целом и близки друг другу как сюжетно, так и выбором живописных средств. В обоих случаях Мюлир запечатлевает наиболее драматичный момент, когда корабли уже готовы разбиться о скалы, а команда пытается спасти свои жизни на берегу. Любопытно, что в собрании ASG хранится произведение Мюлира на довольно редкий для него религиозный сюжет – «Лот и его дочери». Хотя обе картины с изображениями кораблекрушений помимо «светского» имеют и христианский подтекст. Согласно традициям, уходящим в учение ранних христиан, море считалось символом жизни, в котором человека подстерегают опасности и различные соблазны. При этом корабль уподобился церкви, позволяющей спастись от мирских грехов.

Творчестве Темпесты оказало заметное влияние на произведения ряда мастеров – выходцев из Голландии, Фландрии и Германии, работавших в Италии в XVIIв. В их числе был немец Филипп Петер Рос (1657 – 1705), прозванный в Италии Роза да Тиволи. Обучался живописи он в Риме, а работал в Тиволи, где покупал домашних животных с тем, чтобы писать их на пленере.

1974452.JPG
Филипп Петер Рос
Стадо на отдыхе
Германия, вторая половина XVII в.
Серпуховский историко-художественный музей

1974452.JPG
Филипп Петер Рос
Стадо с пастухом и собакой
Германия, XVIIв. Холст, масло. 117×166 см
БСИИ ASGИнв. № 04-2098

На полотнах из серпуховского музея и собрания ASG изображены стада, отдыхающие среди красно-бурых камней. Состоят эти стада из коз и коров, а стерегут их пастухи со своими собаками. На заднем плане видны силуэты архитектурных построек и белые кучевые облака. Стилистическая близость картин неоспорима, как и высока вероятность того, что Росу на них позировали одни и те же «модели».

Подводя итоги, следует отметить, что на этом аналоговые параллели между Серпуховским историко-художественным музеем и Большим собранием изящных искусств ASG, не заканчиваются. В обоих собраниях находятся произведения Франса II Франкена (Фландрия, XVII в.), Гюбера Робера (Франция, XVIIIв.), Отмара Эллигера Младшего (Германия, XVII–XVIII вв.), Питера ван Блумена (Фландрия, XVII–XVIII вв.) и Марко Риччи (Италия, XVII – XVIII вв.). Отдельные сопоставления можно провести и между коллекциями западноевропейской мебели и часов. Все это лишний раз подчеркивает значимость этих двух собраний не только в общероссийском, но и мировом культурном масштабе.

Алина БУЛГАКОВА


Поделиться: