decor
Следите за нашими новостями

Денис Осокин: «На страницах своих книг я становлюсь архитектором»

19.11.2015

В гостях у Международного института антиквариата ASG побывал известный писатель и сценарист Денис Осокин. Гость Выставочного центра МИА оценил коллекцию предметов искусства и поинтересовался, не просят ли киношники разрешение на съемку в залах музея. После экскурсии он согласился ответить на несколько вопросов редакции журнала «Мир искусств».

1974452.JPG
Денис Осокин в Выставочном центре Международного института антиквариата ASG

Оказалось, что Денис Осокин тоже отчасти увлекается коллекционированием. В первую очередь, его привлекают географические карты, которые развешаны на стенах в квартире, и которые хранятся на полках в шкафах. Карты вдохновляют писателя на путешествия в его произведениях. А если положить маленькую карту в карман, то, кажется, в нем спрятан целый мир. Вдохновляют писателя и различные учебники, самоучители иностранных языков, словари, приоткрывающие дверь в миры других культур и народов.

- «Мысленно» я собираю и керосиновые лампы, - рассказывает Денис Осокин. – Это самый совершенный и прекрасный предмет для меня. У меня есть несколько ламп и фонарей, но покупаю я их редко, потому что для их хранения нужно очень много места. Когда я езжу в другие города, и хочу привести что-нибудь на память, иду в свои любимые хозяйственные магазины, галантерейные, швейные. Часто покупаю пуговицы, над которыми хорошо придумывать истории, которые просто бесконечно хорошие! Покупаю в подарок себе и дарю близким людям. Иногда из поездок привожу кукол, если они как-то попросятся ко мне.

- Путешествуете ли Вы по Казани?

- Многие из своих книг я «нагулял» именно в нашем городе. Казань – это город, где возможны любые встречи, как реальные, так и воображаемые. Я люблю ее всю, целиком, а не только какие-то отдельные улицы или районы. Если допустить такую ситуацию, что я не был бы казанцем, то, вполне вероятно, что на каком-то, довольно раннем, этапе своей жизни, я бы пришел к выводу, что мне следует здесь поселиться и переехал бы сюда. Здесь мне уютно, остро и радостно.

- Что для Вас – Казань?

- Казань для меня – эпицентр средневолжской системы координат. Другого подобного города в России больше нет. А атмосферу города можно правильно определить только одним словом – казанская. Добрая часть моих книг, так или иначе связана с Казанью и Средней Волгой плюс Вяткой. Мне нравится прислушиваться ко всем токам города, к его атмосфере.

- На Ваш взгляд, что влияет на создание особой атмосферы нашего города?

- Знаете, вся Средняя Волга – пёстрая, сотканная из разных народов, национальных республик. Встречаются районы, где население может быть даже трех- четырехязычным. И в Казани всего этого с избытком. Казань – это такое своеобразное «ухо» всего региона. Так сложилось исторически: город всегда был центром этого пространства. И лично я иду по пути исследования и этого особого казанского мира. Мне нравится в своих книгах что-то додумывать, достраивать. В моих произведениях много разных чудес. Когда я пишу – я работаю с реальным пространством, а события – то, чем я это все заселяю – часто волшебны, но для меня они правдивы в космическом смысле. И сам я тоже становлюсь казанским архитектором, даже шире – средневолжским – на страницах своих книг. То, чего не видно на первый взгляд, но во что лично мне очень верится – я сплавляю с настоящей историей и географией. Это касается не только Казани, но и других городов, поселков, рек, островов – в масшабе карты мира. Полностью фантастических книг, о вымышленных городах или других планетах у меня нет!

Даже то, что Волга круто поворачивает на юг между Казанью и Верхним Услоном, тоже помогает почувствовать пульсацию жизни. Я часто говорю, что линия Казань-Верхний Услон для меня – «художественный позвоночник». В том смысле, что я очень люблю географичность и атмосферность как таковую. Мне дорог и интересен весь мир и вся его пестрота. В моих книгах у меня всегда очевидная энергетическая пространственная составляющая. Я постоянно перемещаюсь, живу в разных странах, городах, поселках. Но – это та линия, без которой я не могу ходить. И благодаря ей могу дотянуться до любой точки земли и времени.

Атмосферу Казани создают люди, и я чувствую, что пространство города одаривает меня встречами, вдохновением и мне тоже хочется в ответ что-то раздаривать вокруг себя.

- Можно ли составить портрет города?

- В последнее время город меняется. В историческом центре исчезли целые кварталы, но у меня нет ощущения, что Казань потеряла свое очарование. Возможно, из-за того, что меня в первую очередь привлекают казанский воздух, особый ветер, глаза горожан. Казанскость неистребима! Город стремится быть современным. Я спокойно отношусь к тем сооружениям, которые возникли в последние годы. На теле города появились, например, спортивные объекты, которые как космические корабли приземлились на моих любимых с детства болотах в Ново-Савиновском районе. Именно там я вырос, поэтому эти места мне близки по духу, хотя раньше они были иные, ближе к природе.

Допустим, когда я гуляю в районе «квартала» – вижу многое-премногое, хотя человеку нездешнему, здесь едва ли что порадует глаз. И я представляю, что каждая многоэтажная «коробка» – как отдельная деревня, стоящая на ветру на земле. Вообще, в творчестве я стараюсь много «вынимать» из самого себя, поэтому перед глазами не обязательно должна быть городская «ткань», перегруженная памятниками архитектуры. Я, вообще, тяготею не к большому городу, а скорее к маленькому поселку у реки. Я, например, любил улицу Чапаева в Соцгороде с ее двухэтажными деревянными домами, или северные окраины Казани недалеко от Сухой реки. Там я могу себя вообразить где-нибудь на окраине мира.

Я очень люблю исторический центр Казани, но если говорить о портрете города, то это не только Булак, Баумана, Кремлевская… Это Казань в целом. И реки и озера. А вообще, конечно, всё это вещи, относящиеся к настроению: сегодня хочется побродить в Татарской слободе, завтра – по Кировскому району, а послезавтра вообще захочется остаться дома.

Я очень рано выучился «уезжать не уезжая» – с помощью географических карт, воображения и чувствительности. Это касается и Казани и вообще любого места на земле.

1974452.JPG
Денис Осокин просматривает журнал "Мир искусств" и каталог по мебели БСИИ ASG

- Компания ASG занимается реставрацией усадеб, и буквально на днях был сдан пилотный объект – усадьба Аигиных. Что для Вас русская усадьба?

- Мне нравятся усадьбы. Я не один раз посещал усадьбы, в которых есть музеи. Я был бы рад видеть их живыми, а не руинированными. Мне хочется, чтобы усадеб было больше и туда можно было приходить. Русская усадьба – это сильный накопитель и хранитель истории, что ценно и дорого. Энергетика и атмосфера усадьбы будоражат воображение и по-новому рассказывают жизнь. И, конечно, помогают путешествовать и познавать мир.

В Казани я очень люблю дом-музей Арбузовых. Вообще стараюсь посещать музеи и выставки, где есть интерьер. Например, как в вашем музее.

- Как Вы оцениваете программу губернатора Московской области «Усадьбы Подмосковья»?

- Что касается программы, то здесь я попросту мало знаю. И предпочел бы этот вопрос задать вам! Но ведь главное, чтобы в усадьбах снова появилась жизнь. Кажется, программа государственно-частного взаимодействия «Усадьбы Подмосковья» в современных условиях выглядит достаточно разумной и эффективной в деле сохранения культурного наследия. Если тут нет никаких неизвестных мне подводных камней.

- Денис, а над чем Вы работаете сейчас?

- Много лет я занимаюсь примерно одним и тем же. Это, прежде всего, художественная литература, самое главное и любимое мое дело, которое у меня получается лучше всего и приносит больше всего радости. И поэтому я постоянно что-то пишу. Хотя произведения мои и маленькие по объему, но для меня лично они очень ёмкие. Сейчас я работаю над несколькими книгами одновременно. Хотя, если честно, в последнее время много сил уходит на решение различных жизненных вопросов, отчего страдает писательство.

Также я сотрудничаю с кинематографом. Большинство фильмов, на которых я работал как сценарист, основаны на моих литературных произведениях за редким исключением. Прежде всего, я считаю себя писателем и только потом – сценаристом. До сих пор я не писал сценарии впрок и не занимался поисками режиссеров. Но есть несколько произведений, не моего авторства, на основе которых мне тоже хотелось бы написать сценарии к фильмам – и найти режиссеров для этих замыслов. Последняя совместная работа с режиссером Алексеем Федорченко – картина «Ангелы революции». С недавнего времени она идет во многих городах, и конечно в Москве и в Санкт-Петербурге, но почему-то ее не взяли в прокат казанские кинотеатры.

Российский кинематограф в последнюю пару лет испытывает трудности, связанные с кинопроизводством. Это связано с экономической и политической ситуацией вокруг России. Кино – это очень дорогостоящий путь, некая противоположность в этом смысле писательскому труду, когда достаточно воображения и карандаша с бумагой. В кино, как правило, нужны большие деньги, поэтому сейчас проектов запускается меньше. Одни режиссеры придумывают низкобюджетные работы, другие – ищут спонсоров, третьи – пишут сценарии или собирают их для себя на будущее.

А у меня остается моя литература, заветные сценарные проекты, плюс появившаяся два года назад постоянная работа в Казанском институте культуры на факультете кино и телевидения. Я веду там сценарное мастерство и кинодраматургию. Я всегда открыт к разговору со своими студентами, готов обсуждать их работы и говорить на любые темы, интересующие их. И наконец-то у меня, как у преподавателя КазГИК, опять появился постоянный читательский билет в Лобачевку. (Научная библиотека им. Н.И. Лобачевского. Прим.ред.) Это одно из моих любимых мест в Казани, где я провел очень много времени, начиная со студенческих лет. Даже со старшешкольных – поскольку школу я заканчивал в Академическом колледже при КГУ.

- О чем Вы мечтаете?

- Хотелось бы написать еще больше книг, потому что они мне дороже всего, хорошо бы придумать несколько оригинальных сценариев – совсем немного, штуки четыре-пять. Хотелось бы, чтобы жизнь была спокойная, стабильная, радостная, с душевным равновесием, с путешествиями в компании близких, но путешествия чаще случаются с героями моей литературы, а не со мной. Каких-то особых мечтаний у меня нет.

Что хочется делать? Вот – книги. Мои книги никто за меня не напишет. Сценарии могут писать другие люди, занятия в институте проводить могут другие люди, а вот книги мои за меня никто не сделает точно.

1974452.JPG
Отзыв Дениса Осокина в Книге почетных гостей МИА

Справка

Писатель и сценарист Денис Осокин родился в Казани в 1977 году. Учился на факультете психологии Варшавского университета, закончил филологический факультет Казанского государственного университета.

Давний соавтор режиссера Алексея Федорченко. Автор сценариев к кинокартинам «Овсянки», «Небесные жен луговых мари» и «Ангелы революции». Фильм «Овсянки» получил мировое признание, картина представляла Россию на 67-м Венецианском кинофестивале, получила премию «Ника» за лучшую сценарную работу, приз за лучший сценарий Азиатской-Тихоокеанской академии, премию Гильдии киноведов и кинокритиков России «Белый слон» за лучший сценарий 2010 года. Картина «Небесные жены луговых мари» получила приз им. Г. Горина «За лучший сценарий XXIV Открытого российского кинофестиваля «Кинотавр» в Сочи и премию «Белый слон».

Денис Осокин является лауреатом литературных премий «Дебют», «Звездный билет», премии Андрея Белого. Его произведения входили в шорт-лист премии Юрия Казакова, лонг-лист премии «Большая книга».

Алина ЕРШОВА

Поделиться:
Яндекс.Метрика