decor
Следите за нашими новостями

Андрей Винокуров: «Реставратор – сохраняет культуру страны»

26.08.2015

В сентябре в Казани состоится второй Международный съезд реставраторов. Профессия реставратора является одной из важнейших специальностей в наше время и требует к себе пристального внимания со стороны общества. О специфике работы, о реставрационных школах, об историческом центре нашего города Информационному порталу «Мир искусств» рассказал реставратор, председатель регионального отделения Союза реставраторов России Андрей ВИНОКУРОВ.

1974452.JPG
Реставратор, председатель регионального отделения Союза реставраторов России Андрей Винокуров

Реставраторами не рождаются, ими становятся на протяжении всей своей жизни, и надо постоянно доказывать, не только другим, но и прежде всего самому себе - что ты достоин этой профессии. В любой сфере жизни нужны честные и порядочные люди, которые искренне болеют душой за дело. Реставратор - это человек определенного склада, он должен быть патриотом своей Родины, потому что в его руках дело сохранения памяти народа, его национально-культурного кода. Он сохраняет для потомков историю, чтобы в будущем у них была возможность увидеть своё прошлое, и для реставратора не важно, что он реставрирует - историческое здание, буфет, ложку, прясло... У будущих поколений должна быть возможность смотреть на предметы искусства, сравнивать их, анализировать.

Главным критерием оценки деятельности реставратора всегда было, и будет, его отношение к своему делу, и абсолютно нет никакой разницы, что и где он реставрирует, будь то пирамиды Хеопса в Египте, расшитый чапан в Татарстане, античная статуя в Греции, берестяной туесок из Карелии, деревянные бусы из Новгорода.

- Говорят, что у чекиста должно быть холодное сердце, чистые руки, ясный разум, - рассказывает Андрей ВИНОКУРОВ. - То же должно быть и у реставратора: и принципы, и чистота души и помыслов, и, конечно, руки, растущие из "плеч". В любой профессиональной сфере жизни нужны честные и порядочные люди, которые искренне болеют душой за дело.

Андрею Винокурову не приходилось краснеть за свою работу. Он всегда вспоминает фразу, которую сказал кто-то из его знакомых реставраторов: «Никто не вспомнит, что делали долго, но долго будут помнить, что делали плохо». Этот принцип старой школы реставрации актуален и сегодня, ведь основная задача – восстановить экспонат так, чтобы в будущем он не разрушался, а еще долго-долго радовал людей. Главное – делать все качественно.

- Человек, который что-то создает своими руками, ценит не только свой труд, но прежде всего труд другого человека, - убежден Андрей ВИНОКУРОВ. - Необходимо знать, что и как было сделано. Поэтому, когда реставратор берется за дело, он должен относиться к предмету с уважением, изучить, продумать, взвесить все «за» и «против». А если он приступив к работе сразу начинает кромсать, что-то ломать, это говорит только об одном – это недалекий человек, не знающий ни азов, ни принципов реставрации, ну и сами понимаете, каков будет итог его деятельности. Вот, например, возьмем мебель,всем понятно, что дерево это живой материал, который имеет свои поры, к тому же его структура такова, что ему необходимо дышать. Неопытные реставраторы иногда начинают применять современные синтетические материалы, забывая тот факт, что они имеют дело с экспонатами, а не с достижениями современного производства. Что же произойдет с деревом, если покрыть его, к примеру, синтетическим современным лаком? Начнется закупорка, дерево перестает дышать, оказываясь в некоей непроницаемой оболочке, как результат – начинается деформация дерева, дальше больше. К чему это приведет? Со временем предмет просто будет потерян. Необходимость соблюдения утвержденных норм и правил в реставрации - это не чья - то прихоть, а непреложная аксиома, и все нормы и правила являются результатом многолетних наблюдений, исследований, анализов, проб, труда многих людей, коллективов.

О реставрационных школах

Старая школа реставраторов и современная молодежь в своих подходах и принципах к делу реставрации сильно отличаются. Чтобы стать реставратором, человеку надо через многое пройти. Андрей Винокуров в реставрационной практике сталкивался с разными случаями, среди них были и неудачные примеры, были такие реставраторы, которые предали профессию, променяв всё на денежную сторону вопроса, были такие, которые сломались, не выдержав трудностей профессии.

Андрей Винокуров подчеркивает, что у нас в стране остро стоит вопрос с кадрами, которые, как известно, решают всё. Это, кстати, одно из направлений, над которым работает Союз реставраторов – сохранение и дальнейшее развитие реставрационной отечественной школы.

- Чтобы человек смог работать с предметом, который представляет культурную или историческую ценность, - отмечает Андрей ВИНОКУРОВ, -он уже должен иметь за плечами какой-то опыт, школу реставрации. Как можно допускать людей без опыта к произведениям искусства, которым они могут нанести непоправимый урон? Если говорить о реставрационных мастерских Международного института антиквариата, то здесь я могу особо выделить следующих специалистов – это А.В.Степанов, реставратор изделий из металла и часовых механизмов, В.Г.Ильин, М.К.Мутыгуллин, реставраторы корпусной мебели. Реставратор должен обладать широкими и разносторонними знаниями, мало иметь ремесленные навыки, нужны знания фундаментальных наук - физики, химии, биологии, материаловедения и др., понимание строения, структуры экспоната, причин его разрушения или деформации, ну и как без этого, - иметь в своем арсенале хороший набор инструментов. Иногда бывает так, что у реставратора много апломба, но нет понимания культурно-исторической значимости предмета с которым он работает. Ведь каким бы ни был предмет, который реставрирует специалист, он в совокупности является носителем, хранителем информации и охранным объектом, а не только пепельницей или часами.

Сам же Андрей Винокуров имеет за плечами значительный опыт работы в области реставрации и с гордостью говорит о своих учителях старой советской школы:

- Мне повезло учиться и работать в Санкт-Петербурге, и общаться с интересными людьми. Многому научился и перенял у старейших позолотчиц из бригады П.П.Ушакова (кстати, лауреата Государственной премии). Они приехали в Санкт - Петербург еще юными девочками во время блокады и всю жизнь проработали в известной на весь мир Петергофской мастерской № 1 СНПО «Реставратор», а ныне ЗАО «ППРМ».

Всегда добрым словом вспоминаю своего друга и наставника Якова Вайсфельда, заведующего отделом древнерусского искусства ГМИИ РТ.

Из совместной работы под руководством архитектора-реставратора графини В.Е. Менгден, блокадницы, также было почерпнуто очень много. Но самое главное, что все они, независимо от своего местонахождения, были воспитанниками старой школы реставраторов, и теперь уже наша задача нести полученные от них знания и опыт другим, более молодым. К сожалению, многих из них уже нет с нами.

Андрей Винокуров уверяет, что нельзя зацикливаться только на чем-то одном. Нельзя останавливаться на полпути. Стоит только замедлить движение или остановиться, это – всё… потом уже сложно снова начать движение вперед.

- Трудно ответить на вопрос - как можно стать реставратором? Этому специально не научишься – это ремесленное творчество, - делится Андрей ВИНОКУРОВ. - Тут все базируется на интеллекте человека, на его генетике и т.п. Все должно прийти и сверху, и снизу, и сбоку (смеется). Отчасти по этой причине нет каких-то базовых школ или учебных заведений по направлению «реставрация». Реставратором становятся в течение всей своей жизни. Реставратор, не выходит как инженер, после окончания вуза, сразу с высшим образованием, который все знает, все может. В профессии реставратора такого нет. Там все потихоньку лепится, смотрится. У многих есть высшее образование, разная мишура в виде наград, званий, но несмотря на это, они не являются реставраторами в полном смысле этого слова, потому что не обладают качествами настоящего реставратора.

На вопрос были ли сделаны за время работы какие-либо открытия искусствоведческого, культурного или исторического значения, Андрей Винокуров ответил так:

- На мой взгляд, атрибуция в реставрации - это не совсем верное определение, в классическом его понимании. В реставрации более применим термин – ремесленная атрибуция, когда ты изо дня в день занимаешься рутинной работой, но при этом выступаешь и в роли искусствоведа – начинаешь поднимать архивы, изучаешь разную литературу по той или иной теме, анализируешь. Думаю, что определить точное время создания того или иного предмета практически невозможно, если тому нет документальных свидетельств. И потом – какие тут могут быть открытия? Вот, вспомним, например, Ньютона, которому яблоко на голову упало, и он открыл закон притяжения. Вот, это открытие! А для нас все "открытия", это попросту наша работа, повседневный труд.

Конечно, реставратор рассказал о том, что иногда, на мебели обнаруживаются печати или клеймо и подпись мастеров мебельного искусства прошлых веков. Случается, что находится что-то интересное, хотя Андрей Винокуров отмечает, что говорить здесь о масштабных открытиях некорректно. Бывает, что фиксируются несоответствия, комод например, заявлен XVIII века, а в ходе реставрации выясняется более позднее время создания.

О работе в Международном институте антиквариата

- С какого года Вы работаете в реставрационных мастерских Международного института антиквариата?

- В мастерских МИА я работаю практически с момента их фактического образования. Тогда были всего три мастерские, и как всегда это бывает – было несколько хаотично. Постепенно все становилось более организованно, стала вырисоваться общая картина того, что мы сейчас все наблюдаем. Но самым отрадным стало открытие Выставочного зала Международного института антиквариата, где у горожан появилась возможность познакомиться с множеством отреставрированных экспонатов, а по сути - с бытом, традициями, обычаями, историей прежних поколений. На мой взгляд, очень большой вклад в создание музея внесли сотрудники МИА, директор института, главный хранитель, все они наши коллеги, грамотные специалисты, люди, преданные реставрации и любящие свое дело. И мы вместе с ними делаем совместную работу не для себя, а прежде всего для людей.

- Вы много читаете, расскажите, как Вы в целом оцениваете коллекцию Международного института антиквариата, есть ли там особо ценные предметы?

- Для меня музейные фонды всегда представлялись в виде пещеры Али-Бабы, за входом в которую спрятаны несметные сокровища. И ведь, по сути, так оно и есть, просто значение слова сокровища каждый понимает по-своему, нельзя же переводить все только в меркантильную плоскость, все поистине ценно: и золотая ваза, и глиняные скифские тарелки. Потому что это все - наша история! В фондах находится много интересных вещей, хотя, снова повторюсь, для реставратора неинтересных там попросту нет.

Коллекция многочисленная и разносторонняя, начиная с предметов быта или домашнего обихода, заканчивая монументальными произведениями, и по правде говоря, я даже не могу представить, где она начинается и где заканчивается, это уже вопрос скорее не ко мне, а специалистам. Такое разнообразие экспонатов дает широкие возможности для профессионального роста, ведь, работая с различными по технике исполнения экспонатами, реставратор приобретает разносторонний опыт, что тоже немаловажно в нашей профессии.

Очень интересная коллекция живописи. Желательно бы разнообразить экспозицию фарфором, предметами домашнего обихода, проводить в залах музея тематические выставки, встречи, лекции, это не только привлекает людей, но и значительно расширяет их познания в мире искусства, заставляет задуматься, усвоить забытые традиции как личный культурный опыт. Искусство приводит людей к душевной гармонии, ведь многим известна его целительная сила. Руководство и сотрудники музея прекрасно понимают всё это и двигаются в правильном направлении. Думаю, что пора музею выходить из муниципального уровня деятельности на более высокие орбиты, тем более, что у него есть то, что достойно представить и показать людям.

1974452.JPG
Реставратор, председатель регионального отделения Союза реставраторов России Андрей Винокуров в Выставочном центре Международного института антиквариата

- С какими предметами мебели Вы работали в МИА? Расскажите о процессе реставрации какого-либо предмета мебели из МИА.

- Сейчас тяжело вспомнить точное количество экспонатов. Могу только сказать, что для меня запоминаются только самые интересные работы, а интерес заключен именно в сложности, неординарности способов выполнения работы.Порой с виду предмет кажется неказистым, простым в работе, но потом начинает "задавать жару", и приходится не один день обдумывать каждый свой шаг, просчитывая свои действия, лезть в свою библиотеку, анализировать, сравнивать, ведь принцип реставрации неизменен - не навреди.

Запомнился секретер, мастер предположительно Hache, Сhristophe André (ditLagrange), выполненный в довольно редкой технике фанеровки, состоящей из косых торцевых спилов веток оливы, с очень выразительным медальоном в виде букета цветов, из маркетри тонкой работы, исполненного также из целого букета разных пород дерева (макассар или эбеновое дерево, зирикоте, биболо, анегре, макоре, груша, вишня, береза и др.), а внутреннее отделение из корня ильма, красного дерева, зебрано. В результате прежних "реставраций", толщина фанеровки во многих местах была сведена практически к нулю, или протерта полностью, коробление основы столешницы, дверец, боковин привело к тому, что они не закрывались, к многочисленным и сложным разрывам фанеровки, и как следствие к потере экспонатом экспозиционного вида.

Много интересных моментов доставил комод XVIII века, который находился в очень плохом состоянии. Не открою тайны, что и раньше были люди, по - разному относившиеся к своей работе, кто - то старался, а кто – то не очень. Видимо, тот, кто выполнял у данного комода столярную часть, был именно из разряда "не очень". В результате неправильного сбора щитовой основы, подборки материала, деформации самого дерева, доски ссохлись, их скрутило как пропеллер, произошло разрушение целостности фанеровки из паркетри, ее в буквальном смысле разорвало, местами произошло нависание одних поверхностей фанеровки над другими, щели достигали 10-12 мм. Пришлось провести демонтаж, а затем монтаж самого остова комода, фанеровки (отдельными участками), восполнение утрат, выравнивать поверхность основы с приданием ей первоначальной формы с двойной кривизной. Сложно было подобрать шпон для восполнения утрат, аналогичный авторскому (паркетри было выполнено из нескольких ценных пород дерева, включая экзотические), и соблюсти при этом геометрию рисунка.

Не буду обременять вас описанием процесса реставрации, все процессы длительные по времени, описание их достаточно подробно отражено в реставрационных паспортах экспонатов, и занимает порой по 12-15, и более листов, плюс фотофиксация, скажу только одно - результат вы можете увидеть в музее, и он того стоит.

О Союзе реставраторов России и предстоящем Съезде реставраторов в Казани

Союз реставраторов России существует с 2014 года. Это общероссийская общественная организация, основная цель которой – объединить специалистов в области реставрации. В Казани сейчас идет подготовительная организационная работа Союза, в том числе и подготовка к проведению Международного съезда реставраторов, разработка основополагающих документов (устав, положения союза). Немалая заслуга в этом видится со стороны руководства ЦНРПМ, стоящего во главе зарождения и формирования Союза.

- Союз должен действительно существовать, работать, - говорит Андрей ВИНОКУРОВ, - он должен быть живым действующим организмом, а не мертворожденным, обреченным на естественное умирание, направленным на достижение чьих то коммерческих интересов. Союз должен объединять людей и быть профессиональным союзом. Люди, которые состоят в Союзе, платят членские взносы, вносят общественный вклад, должны также и чувствовать себя защищенными. Союз должен выступать в роли защитника, помощника, старшего брата, наставника для молодых реставраторов, а для старшего поколения быть их представителем, но в то же время помогать, оберегать их, заботиться о них, так чтобы они могли передать свой опыт и знания подрастающему поколению. Соответственно, если говорить в этом контексте, то Союз реставраторов России должен также предпринимать определенные конкретные шаги в плане дальнейшего развития реставрационной школы, и распространения ее по России.

Задач у Союза реставраторов России достаточно много: сохранение реставрации как таковой, возрождение принципов реставрации и передача их подрастающему поколению, создание учебной, материальной и производственной баз. Для этого необходима определенная поддержка государства, но при этом мы не собираемся быть просителями у государства, мы вполне можем и должны зарабатывать самостоятельно, только для этого у регионов должен быть определенный юридический статус. Реставраторы – это штучный материал, и таких специалистов необходимо объединить в какой-то единый реестр, для того, чтобы они могли общаться, помогать друг другу, обмениваться опытом, чтобы при проведении реставрационных работ не принимали участие неподготовленные кадры, как это происходит повсеместно. Неплохо было бы, если бы Союз реставраторов, имел право проводить проверки и контролировать качество проводимых работ, участвовать в разработке технической и нормативной документации, и приведении ее к современным стандартам. Таким образом, на наш взгляд деятельность Союза реставраторов достаточно многогранна. Огромную поддержку и живой интерес на этапе формирования нашего регионального отделения Союза, мы видим со стороны Министерства культуры Республики Татарстан, как и то, что им действительно небезразлична судьба и дальнейшее развитие реставрационного сообщества нашей республики. Полагаем, что обязательным следствием наших совместных действий будет являться дальнейшее сохранение культурного достояния и наследия Татарстана.

Кстати, сейчас продолжается формирование состава Союза реставраторов, и требования к приёму высокие, учитывается очень многое, стаж и опыт работы, проекты и выполненные работы, отношение к своему делу, рекомендации коллег по цеху.

Что касается предстоящего в сентябре Международного съезда реставраторов, то тут Андрей Винокуров отмечает важность не только для Казани и республики в целом, но и для всего Поволжского региона:

- Мы очень гордимся тем, что именно у нас будет проходить такое значимое событие. Ведь Казань неслучайно выбрана для проведения съезда в международном формате, и достижения в сфере реставрации в Татарстане являются тому явным подтверждением и признанием, причем уже теперь и на международном уровне. Постараемся и в дальнейшем вектор нашей деятельности проводить в данном направлении.

Реставраторы обязательно должны встречаться друг с другом, постоянно общаться. Общение дает многое: обмен опытом, познание новых методик и веяний в сфере реставрации, новые знакомства, люди ставят перед собой какие-то новые задачи, в конце концов, у нас начинает формироваться реставрационное сообщество. Хотя общение в формате съезда получается хаотичное, броуновское, но всё же, в результате появляется дополнительная энергия, и стимул для дальнейшего движения и развития реставрации.

Казань достаточно хорошо себя показала, особенно в последнее время: реставрация исторического центра города, Булгар и Свияжск, Петропавловский собор, также много других храмов, мечетей, и исторических зданий было отреставрировано. К сожалению, много было безвозвратно утрачено.

Что касается исторических зданий, которые реставрирует компания ASG, Андрей Винокуров сказал, что хорошо, что есть частные инвесторы, которые берутся за такие сложные и, несомненно, важные с точки зрения истории нашего города здания. Радует, что работы ведутся.

1974452.JPG
Интервью реставратора Андрея Винокурова Информационному порталу "Мир искусств"

Алина ЕРШОВА

Поделиться:
Яндекс.Метрика